Контакты

Астафьев царь рыба википедия. Биография

Российский, советский писатель, прозаик. драматург, эссеист. Внес огромный вклад в отечественную литературу. Крупнейший писатель в жанре "деревенской" и военной прозы. Ветеран Великой Отечественной Войны.

Биография

Виктор Астафьев родился в селе Овсянка, недалеко от Красноярска. Отец писателя Петр Павлович Астафьев через несколько лет после рождения сына попал в тюрьму за "вредительство", а когда мальчику было 7 лет его мать утонула в результате несчастного случая. Виктор воспитывался бабушкой. Выйдя из заключения, отец будущего писателя женился во второй раз и с новой семьей уехал в Игарку, однако ожидаемых больших денег не заработал, напротив попал в больницу. Мачеха, отношения с которой у Виктора были напряженные, выгнала мальчика на улицу. В 1937 г. Виктор попал в детдом.

Окончив школу-интернат Виктор уехал в Красноярск, где поступил в школу фабрично-заводского ученичества. Окончив учебу, он работал составителем поездов на станции Базаиха под Красноярском, пока в 1942 г. не пошел добровольцем на фронт.Всю войну Астафьев прослужил в звании рядового, с 1943 года на передовой, получил тяжелое ранение, был контужен. В 1945 г. В. П. Астафьев демобилизовался из армии и вместе со своей женой (Марией Семеновной Корякиной) приехал на ее родину - город Чусовой на западном Урале. У супругов было трое детей: дочери Лидия (1947, ум. в младенчестве) и Ирина (1948-1987) и сын Андрей (1950). В это время Астафьев работает слесарем, чернорабочим, грузчиком, плотником, мойщиком мясных туш, вахтером мясокомбината.

В 1951 г. в газете "Чусовской рабочий" опубликован первый рассказ писателя и с 1951 по 1955 год Астафьев работает литературным сотрудником газеты. В 1953 году в Перми выходит его первая книжка рассказов - «До будущей весны», а в 1958 г. роман «Тают снега». В. П. Астафьева принимают в Союз писателей РСФСР. В 1962 году семья переехала в Пермь, а в 1969 году - в Вологду. В 1959-1961 годах писатель учился на Высших литературных курсах в Москве.С 1973 года в печати появляются рассказы, составившие впоследствии знаменитое повествование в рассказах «Царь-рыба». Рассказы подвергаются жёсткой цензуре, некоторые не выходят вообще, но в 1978 году за повествование в рассказах «Царь-рыба» В. П. Астафьев был удостоен Государственной премии СССР.

В 1980 году Астафьев переехал жить на родину - в Красноярск, в село Овсянка, где и прожил всю оставшуюся жизнь.Перестройку писатель воспринял без восторга, хотя в 1993 г. был одним из литераторов, подписавших знаменитое "Письмо 42-х". Однако, несмотря на многочисленные попытки втянуть Астафьева в политику, в целом писатель остался в стороне от политических дебатов. Вместо этого писатель активно участвует в культурной жизни России. Астафьев член правления СП СССР, секретарь правления СП РСФСР (с 1985) и СП СССР (с августа 1991), член Русского ПЕН-центра, вице-президент ассоциации писателей "Европейский форум" (с 1991), председатель комиссии по лит. наследию С.Баруздина (1991), зам. председателя - член бюро президиума Междунар. Литфонда. Был членом редколлегии журнала "Наш современник" (до 1990), член редколлегий журналов "Новый мир" (с 1996 - обществ. совета), "Континент", “День и ночь”, “Школьная роман-газета” (с 1995), тихоокеанского альманаха "Рубеж", редколлегии, затем (с 1993) редсовета "ЛО". Академик Академии творчества. Народный депутат СССР от СП СССР (1989-91), член Президентского совета РФ, Совета по культуре и искусству при Президенте РФ (с 1996), президиума комиссии по Гос. премиям при Президенте РФ (с 1997).

Скончался 29 ноября 2001 года в Красноярске, похоронен в родном селе Овсянка Красноярского края.

Интересные факты из жизни

В 1994 г. создан "Некоммерческий фонд им. Астафьева". В 2004 году фондом учреждена Всероссийская литературная премия им. В. П. Астафьева.

В 2000 г. Астафьев прекратил работу над романом "Прокляты и убиты", две книги которого были написаны еще в 1992–1994 годах.

29 ноября 2002 года был открыт мемориальный дом-музей Астафьева в селе Овсянка. Документы и материалы из личного фонда писателя хранятся и в Государственном архиве Пермской области.

В 2004 году на автодороге «Красноярск-Абакан», недалеко от поселка Слизнево, установлена блестящая кованая «Царь-рыба», памятник одноименной повести Виктора Астафьева. На сегодняшний день это единственный в России памятник литературному произведению с элементом вымысла.

Астафьевым изобретена новая литературная форма: "затеси", - своеобразные короткие рассказы. Название связано с тем, что писатель начал их писать во время строительства дома.

Виктор Петрович Астафьев

Астафьев Виктор Петрович (р. 1.05.1924), русский писатель. Среди его произведений особый интерес представляет тема национального самосохранения, противостояния нравственному распаду, с опорой на корневые устои национальной жизни. Основные соч.: “Звездопад” (1960), “Где-то гремит война” (1967), “Пастух и пастушка” (1971), “Кража” (1966), “Царь-рыба” (1976), “Последний поклон” (1971-94), “Зрячий посох” (1988), “Печальный детектив” (1986), “Веселый солдат” (1994).

Из семьи раскулаченных

Астафьев Виктор Петрович родился 1 мая 1924 года в селе Овсянка Советского района Красноярского края. Родители были раскулачены, Астафьев попал в детский дом. Во время Великой Отечественной войны воевал солдатом, получил тяжелое ранение. Вернувшись с фронта работал. Начал печататься в 1951 году. В 1959-1961 гг. учился на Высших литературных курсах в Москве. В это время его рассказы начали печататься в журнале «Новый мир», возглавляемом А. Твардовским. В 1996 году Астафьев получил Государственную премию России. Умер Астафьев 29 ноября 2001 года на своей родине, в селе Овсянка.

Использованы материалы кн.: Г.И.Герасимов. История современной России: поиск и обретение свободы. 1985-2008 годы. М., 2008.

Прозаик

Астафьев Виктор Петрович (1924 - 2001), прозаик.

Родился 1 мая в селе Овсянка Красноярского края в семье крестьянина. Детские и юношеские годы прошли в родном селе, в труде и недетских заботах.

Великая Отечественная война призвала Астафьева на фронт. Он был тяжело ранен.

После войны он работает слесарем, подсобным рабочим в Чусово Пермской области. Начинает писать небольшие заметки, которые печатались в газете "Чусовский рабочий". В 1951 был опубликован рассказ "Гражданский человек". В 1953 вышел первый сборник рассказов "До будущей весны".

В 1959 - 61 Астафьев учится на Высших литературных курсах при Литературном институте им. М. Горького. С этого времени в журналах Урала,

Перми и Свердловска регулярно появляются остропроблемные, психологически углубленные произведения В. Астафьева: повести "Кража" (1966), "Где-то гремит война" (1967), цикл автобиографических рассказов и повестей о детстве "Последний поклон" (1968 - 92, завершающие главы "Забубенная головушка", "Вечерние раздумья") и др.

В центре внимания писателя - жизнь современной сибирской деревни.

Ежегодные поездки Астафьева по родным местам послужили основой для написания широкого прозаического полотна "Царь-рыба" (1972 - 75), одного из самых значительных произведений писателя.

В 1969 - 1979 Астафьев жил в Вологде, в 1980 вернулся в родное село под Красноярском. Здесь он работал над такими произведениями, как "Печальный детектив" (1986), рассказ "Людочка" (1989), публицистические - "Всему свой час" (1985), "Зрячий посох" (1988). В 1980 была написана драма "Прости меня".

В 1991 выходит книга "Мною рожденный" (роман, повести, рассказы); в 1993 - "Пир после победы"; в 1994 - "Русский алмаз" (рассказы и записи).

В последние годы писателем созданы роман "Прокляты и убиты" (начало публикации - 1992), вторая книга романа - "Плацдарм" (1994), повесть "Так хочется жить" (1995). В. Астафьев последние годы жил и работал в Красноярске.

Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.

Писал о национальном самосохранении

Астафьев Виктор Петрович (1.05.1924-2001), писатель. Среди его произведений особый интерес представляет тема национального самосохранения, противостояния нравственному распаду, с опорой на корневые устои национальной жизни. Основные соч.: "Звездопад" (1960), "Где-то гремит война" (1967), "Пастух и пастушка" (1971), "Кража" (1966), "Царь-рыба" (1976), "Последний поклон" (1971-94), "Зрячий посох" (1988), "Печальный детектив" (1986), "Веселый солдат" (1994).

Во 2-й пол. 80-х большое значение имели письма Астафьева известному сионисту и масону Н. Эйдельману, выступившему с резкими выпадами против Русского Народа и деятелей русской культуры. Эйдельман обвинял в «бедах» евреев Русский Народ. В ответ Астафьев напомнил Эйдельману, что его соплеменники находились в лагерях и страдали за свои преступления против России, что евреи пытались решать судьбу русских, не спрашивая их самих, хотят ли они этого. Отповедь Астафьева сионистам была поддержана русской общественностью и прежде всего такими великими русскими писателями, как В. Г. Распутин и В. И. Белов.

АСТАФЬЕВ Виктор Петрович (1.05.1924-3.12.2001), писатель. Родился в с. Овсянка Красноярского края в крестьянской семье. Воспитывался в семье дедушки и бабушки, затем в детском доме в Игарке. После окончания 6 класса средней школы поступил в железнодорожную школу. Оттуда осенью 1942 ушел на фронт добровольцем, был шофером, артразведчиком, связистом. Участвовал в боях на Курской дуге, освобождал от фашистских захватчиков Украину, Польшу, был тяжело ранен, контужен. После демобилизации поселился на Урале, в г. Чусовом. Работал грузчиком, слесарем, литейщиком, плотником в вагонном депо, мойщиком мясных туш на колбасном заводе и т. д. В 1951 в газете «Чусовой рабочий» появился первый рассказ «Гражданский человек». С 1951 по 1955 Астафьев является литературным сотрудником газеты «Чусовой рабочий». Первый сборник рассказов «До будущей весны» вышел в Перми в 1953. В 1958 вышел роман Астафьева о жизни колхозной деревни «Тают снега».

Переломным в творчестве Астафьева оказался 1959, когда появилась в печати посвященная Л. Леонову повесть «Стародуб» (действие разворачивается в старинном кержацком поселении в Сибири), которая явилась источником авторских размышлений об исторических корнях «сибирского» характера. В то время «древлеотеческие устои» староверов не вызывали у Астафьева сочувствия, наоборот, они противопоставлялись «природной» вере. Однако эта «природная вера», «таежный закон», «заступничество тайги» не спасали человека ни от одиночества, ни от трудных моральных вопросов. Конфликт разрешался несколько искусственно - смертью героя, которая была изображена как «блаженное успение» с цветком стародуба вместо свечи. Критика упрекала Астафьева в неясности этического идеала, в тривиальности проблематики, основанной на противопоставлении «общества» и «естественного человека». Повесть «Перевал» начинала цикл произведений Астафьева о становлении молодого героя в нелегких жизненных условиях - «Звездопад» (1960), «Кража» (1966), «Где-то гремит война» (1967), «Последний поклон» (1968; начальные главы). Они рассказывали о трудных процессах мужания неопытной души, о ломке характера человека, оставшегося без поддержки родных в страшные 30-е и в не менее жуткие 40-е. Все эти герои, несмотря на то, что носят разные фамилии, отмечены чертами автобиографизма, похожи судьбами, драматическим поиском жизни «по правде и совести». В повестях Астафьева 60-х обнаружился со всей очевидностью дар рассказчика, умеющего увлечь читателя тонкостью лирического чувства, неожиданным солоноватым юмором, философической отрешенностью. Особое место среди этих произведений занимает повесть «Кража». Герой повести - Толя Мазов - из раскулаченных крестьян, род которых погибает в северных краях. Последним погибает прадед Толи - Яков, «суховатый, витой кряж, от которого отскакивает топор, а зубы пилы на нем ломаются, как орехи». Но и он исчезает под колесами коллективизации, оставляя правнука на волю судьбы. Сцены детдомовской «табунной» жизни воссозданы Астафьевым с состраданием и жестокостью, представляя щедрое разнообразие изломанных временем детских характеров, импульсивно впадающих то в ссору, истерику, издевательство над слабым, то вдруг неожиданно объединяющихся в сочувствии и добре. За этот «народишко» начинает бороться Толя Мазов, ощущая поддержку директора Репнина - бывшего белогвардейского офицера, всю жизнь расплачивающегося за свое прошлое. Благородный пример Репнина, воздействие русской классической литературы с ее школой «жалости и памяти» помогают герою отстаивать добро и справедливость.

С рассказа «Солдат и мать», по меткому определению критика А. Макарова, много размышлявшего о сущности таланта Астафьева, начинается серия рассказов о русском национальном характере. В лучших рассказах («Сибиряк», «Старая лошадь», «Руки жены», «Еловая ветка», «Захарко», «Тревожный сон», «Жизнь прожить» и др.) человек «из народа» воссоздан естественно, достоверно. Блистательный дар созерцания у Астафьева озарен вдохновенной творческой фантазией, игрой, озорством, поэтому его мужицкие типы удивляют читателя подлинностью, «правдой характера», доставляют эстетическое наслаждение. Жанр короткого или приближенного к повести рассказа является излюбленным в творчестве Астафьева. Многие его произведения, которые создавались на протяжении длительного времени, составлены из отдельных рассказов («Последний поклон, «Затеси», «Царь-рыба»). Творчество Астафьева в 60-е было причислено критикой к т. н. «деревенской прозе» (В. Белов, С. Залыгин, В. Распутин, В. Личутин, В. Крупин и др.), в центре которой находились размышления художников об основах, истоках и сущности народной жизни. Астафьев сконцентрировал свои художнические наблюдения в сфере национального характера. При этом он всегда касается острых, больных, противоречивых проблем общественного развития, пытаясь идти в этих вопросах вслед за Достоевским. Произведения Астафьева полны живого непосредственного чувства и философской медитации, яркой вещественности и бытовой характерности, народного юмора и лирического, нередко сентиментального, обобщения.

Повесть Астафьева «Пастух и пастушка» (1971; подзаголовок «Современная пастораль») была неожиданной для литературной критики. Уже сложившийся облик Астафьева-рассказчика, работающего в жанре социально-бытового повествования, на глазах менялся, приобретая черты писателя, стремящегося к обобщенному восприятию мира, к символическим образам. «В “Пастухе и пастушке” я стремился совместить, - писал Астафьев, - символику и самый что ни на есть грубый реализм». Впервые в творчество писателя появляется тема войны. Любовный сюжет был окружен огненным кольцом войны, оттеняющим катастрофичность встречи возлюбленных. Несмотря на то что повесть имела жесткую композицию (в ней четыре части: «Бой», «Свидание», «Прощание», «Успение»), она соединяла разные стилевые потоки: обобщенно-философский, релистически-обытовленный и лирический. Война представала то в виде невероятной фантасмагории, гиперболической картины вселенского варварства и разрушения, то в образе невероятно тяжелой солдатской работы, то возникала в лирических отступлениях автора как образ безысходного человеческого страдания. Астафьев скупо рассказывал о солдатской жизни. В поле его зрения был только один взвод. Астафьев «раскладывал русское воинство на отдельные типы, традиционные для сельского мира: мудрец-книжник (Ланцов), праведник, хранитель нравственного закона (Костяев), трудяга-терпелец (Карышев, Малышев), похожий на юродивого «Шкалик», «темный» человек, почти разбойник (Пафнутьев, Мохнаков). И война, врывающаяся в народную жизнь, имела свой образ, свои отношения с каждым из этих воюющих людей, выбивая из их рядов самых светлых, самых беззлобных, самых терпеливых. Еще в самом н. 70-х Астафьев утверждал право каждого человека, имевшего фронтовой опыт, на память о «своей» войне. Философский конфликт повести реализовался в противостоянии пасторального мотива любви и чудовищной испепеляющей стихии войны; нравственный аспект касался отношений между солдатами. «Огромное значение в повести имеет не только противоборство двух армий, но и другое (по внутренней сути повести, может быть, даже - центральное) - своеобразное противоборство Бориса и старшины Мохнакова» (Ю. Селезнев). На первый взгляд банальное столкновение лейтенанта и старшины из-за женщины (один из которых видит в ней таинственную и чистую женскую сущность, а другой относится к ней как к «военному трофею», принадлежащему ему по праву освободителя) оборачивается сражением полярных жизненных концепций. В основе одной лежат национальные христианские традиции, другая - бездуховна, аморальна, обусловлена нравственным иждивенчеством.

Повесть «Ода русскому огороду» (1972) - своеобразный поэтический гимн трудолюбию крестьянина, в жизни которого гармонично сочетались целесообразность, утилитарность и красота. Повесть проникнута печалью об утраченной гармонии земледельческого труда, позволявшей человеку ощущать животворную связь с землей. Писатель Е. Носов писал Астафьеву: «“Оду русскому огороду” читал как великое откровение… Это не рассказано, а пропето - пропето на такой высокой и чистой ноте, что становится уму непостижимо, как это могут обыкновенные, грубые корявые руки российского писателя-мужика… сотворить такое чудо. Что же таится в недрах человеческой души, какие кладези, если он о простых лопухах, о капусте и редьке может пропеть священные гимны! Высока и прекрасна мысль о том, что для зачуханного деревенского мальчишки огород <…> был не только тем, где можно набить брюхо, он был его университетом, его консерваторией, академией изящных искусств. Если он оказался способным на такой малой площади увидеть целый мир, то уж потом он способен будет понять и Шопена, и Шекспира, и весь мир со всеми его горестями и страданиями. Ах, какое же это диво дивное ода твоя!»

Создаваемый в течение двух десятилетий «Последний поклон» (1958-78) является эпохальным полотном о жизни деревни в трудные 30-40-е и исповедью поколения, детство которого пришлось на годы «великого перелома», а юность - «на огневые сороковые». Написанные от первого лица рассказы о трудном, голодном, но прекрасном деревенском детстве объединяет чувство глубокой благодарности судьбе за возможность живого, непосредственного общения с природой, с людьми, умевшими жить «миром», спасая ребятишек от голода, воспитывая в них трудолюбие и правдивость. Через бабушку Катерину Петровну, которую в деревне звали «генералом», через «сродственников» Витя Потылицын в работе, в различных будничных заботах, в «суровых» играх, в редких гуляньях постигал русскую сибирскую общинную традицию, нравственные нормы, истину здравого смысла. Если начальные главы «Последнего поклона» более лиричны, отмечены мягким юмором и легкой иронией, то последующие уже содержат обличительный пафос, направленный против разрушения национальных основ жизни, они полны горечи и открытой издевки. В главе «Бурундук на кресте», вошедшей в «Последний поклон» в 1947, рассказана страшная история распада крестьянской семьи, в главе «Сорока» - повесть о печальной судьбе яркого и талантливого человека дяди Васи-Сороки, в главе «Без приюта» - о горьких скитаниях героя в Игарке, о беспризорничестве как социальном явлении 30-х.

Близкой к содержанию «Последнего поклона» оказалась «Царь-рыба» (1976), имеющая подзаголовок «Повествование в рассказах». Сюжет этого произведения связан с путешествием автора-рассказчика по родным местам в Сибири. Сквозной образ рассказчика, его размышления об увиденном, воспоминания, публицистические отвлечения, лирико-философские обобщения являются цементирующей силой этой вещи. Астафьев воссоздал страшную картину народной жизни, которая подвергалась варварскому воздействию цивилизации. В народной среде царило пьянство, кураж, воровство и браконьерство, были осквернены святыни, утрачены нравственные нормы. Совестливые люди, как обычно у Астафьева, фронтовики, державшие еще какое-то время в руках нравственные скрепы, очутились на обочине жизни. Они не оказывали влияния на ход вещей, жизнь ускользнула из их рук, переродилась в нечто безумное и хаотическое. Картина этого падения смягчалась образом дивной сибирской природы, еще не до конца загубленной человеком, образами терпеливых женщин и охотника Акима, еще несущих в мир добро и сострадание, и, самое главное, образом автора, который не столько судил, сколько недоумевал, не столько бичевал, сколько печалился.

После выхода в свет «Печального детектива» (1986), «Людочки» (1989), заключительных глав «Последнего поклона» (1992) пессимизм писателя усилился. Мир предстал перед его глазами «во зле и страдании», полным порока и преступности. События современности и исторического прошлого стали рассматриваться им с позиции максималистского идеала, высшей нравственной идеи и, естественно, не соответствовали их воплощению. «В любви и ненависти я середины не приемлю», - заявлял писатель. Этот жесткий максимализм был обострен болью за порушенную жизнь, за потерявшего себя и равнодушного к общественному возрождению человека. Роман «Печальный детектив», посвященный сложной судьбе работника милиции Сошнина, полон горьких и неприглядных сцен, тяжелых раздумий о преступниках и их беззащитных жертвах, об истоках традиционной народной жалости к «арестантам», о многоликости зла и отсутствии «баланса» между ним и добром. Действие романа укладывается всего в несколько дней. В романе девять глав, глав-рассказов об отдельных эпизодах из жизни героев. В каждую главу вплетены сюжеты-воспоминания Сошнина о службе в милиции, юности, родственниках, побочные сюжеты о жителях города Вейска, окрестных сел и деревень. «Деревенский» и «городской» материалы рассмотрены в едином художественном потоке. Конфликт романа выражен в столкновении главного героя с окружающим миром, в котором сместились нравственные понятия, этические законы, «нарушилась связь времен».

Параллельно с художественным творчеством Астафьев занимался в 80-е публицистикой. Документальные рассказы о природе и охоте, очерки о писателях, размышления о творчестве, очерки о Вологодчине, где писатель жил с 1969 по 1979, о Сибири, куда вернулся в 1980, составили сборники: «Древнее, вечное…» (1980), «Посох памяти» (1980), «Всему свой час» (1985). Во 2-й пол. 80-х большой резонанс в русской литературе получила полемика Астафьева с еврейским писателем Н. Эйдельманом (см. подробнее ст. «Еврейский вопрос в русской литературе). В 1988 опубликована книга «Зрячий посох», посвященная памяти критика А. Макарова. По своим рассказам Астафьев создает драмы «Черемуха» (1977), «Прости меня» (1979), написал киносценарий «Не убий» (1981).

Роман о войне «Прокляты и убиты» (ч. 1 - 1992; ч. 2 - 1994) не только поражает фактами, о которых раньше не принято было говорить, его отличает удивительная даже для Астафьева резкость, страстность, категоричность авторской интонации. Первая часть романа «Чертова яма» повествует о новобранцах, проходящих «обучение» в учебном полку. Солдатский быт напоминает быт тюремный, определяемый страхом голода, наказания и даже расстрела. Пестрая солдатская масса тяготеет к двум полюсам: к солдатам-старообрядцам – степенным, благодушным, обстоятельным и к блатникам - расхристанным, вороватым, истеричным. Солдатское воинство, как и в «Пастухе и пастушке», раскалывается на определенные типы, в основном повторяющиеся и любимые писателем характеры. Однако место «светлого» человека занимает не романтический лейтенант, стремящийся к героической жизни, а колоритная фигура русского богатыря-старообрядца Коли Рындина, который даже на учебных занятиях не может деревянным ружьем «уколоть» условного противника. Герой тверд в вере, зная, что Бог покарает всех за отступничество, за то, что допустили в душу дьявола вслед за комиссарами-безбожниками. Именно Рындин вспоминает старообрядческую стихиру, где было сказано, что «все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут прокляты Богом и убиты». Эти древние слова и вынесены автором в заглавие романа. Во II части романа («Плацдарм») воссоздается картина тяжелейших боев при переправе через Днепр и во время обороны Великокриницкого плацдарма. В течение семи дней небольшие силы должны были, по замыслу командования, отвлекать и изматывать противника. Художник рисует жуткие в своей подлинности и натуралистичности сцены ада на земле. «Черные работники войны», «сидельцы Великокриницкого плацдарма», изможденные, голодные, «во вшах», покусанные крысами, выходят из зоны, «чувствуя освобождение от гнетущего ожидания гибели, избавление от заброшенности и никудышности». С «солдатской линией» переплетается «линия партии». Едкая авторская ирония проявляется не только в изображении политзанятий, образов политработников, ерничаньи на политические темы персонажей, описании заочного приема в партию на передовой, ею пронизан весь авторский текст повествования. Астафьев полностью разрушает сложившиеся в советское время каноны изображения народа на войне. Народ в романе, как и в др. произведениях 90-х, не является бессмертным народом-победителем. Автор утверждает, что народ смертен и уничтожим. И не потому, что исчерпал заложенные в нем генетические силы или утратил смысл своего развития, а вследствие того, что ему были нанесены сокрушительные и незалечимые раны. Не только фашизмом, но прежде всего своими - той тоталитарной машиной, которая без счета и совести губила русского мужика или ставила его на колени в годы революции, коллективизации и войны. Народ не является героем, он - покинутый Богом, униженный страдалец, вынужденный воевать между двух страшных сил, сложное разноликое единство, одаренное и добрыми человеческими свойствами и мерзкими пороками. Народ существует на войне между призрачной надеждой на Бога, на справедливость и реальной верой в силу родной земли, которая являлась порой единственной спасительницей солдата.

Вахитова Т.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru

Встречен в штыки литературным начальством

АСТАФЬЕВ Виктор Петрович (р. 1924 г.). Писатель, публицист, сценарист, общественный деятель. Герой Социалистического Труда (1989). Родился в с. Овсянка Красноярского края. В детстве пережил ужасы коллективизации - его семья была раскулачена, и из теплого, крепкого крестьянского дома мальчик попал в казенный детский дом. В 1942 г. добровольцем ушел на фронт, воевал рядовым.

После войны окончил Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. До 1963 г. жил и работал в Пермской области, затем вернулся на родину. Село Овсянка стало, не без усилий Астафьева, крупным культурным центром Красноярского края.

Печататься начал с 1951 г. Член Союза писателей СССР с 1958 г. секретарь правления СП СССР с 1991 г. Народный депутат СССР в 1989-1991 гг. Вице-президент ассоциации писателей «Европейский форум».

Астафьев - дважды лауреат Государственной премии (1978 г., за книгу «Царь-рыба»; 1991 г., за повесть «Зрячий посох»). Лауреат Государственной премии РСФСР им. М. Горького. В 1997 г. удостоен Пушкинской премии фонда Альфреда Тепфера.

Жена - Мария Семеновна Карякина, бессменный секретарь и помощник в литературных делах Астафьева.

Творчество Астафьева в одинаковой степени принадлежит двум направлениям современной литературы, заявившим о себе в 1960-е-1970-е годы. С одной стороны, это проза фронтовиков - наивных и юных старшеклассников, прямо из-за парты угодивших на войну, - «окопная правда», встреченная в штыки официальной критикой и литературным начальством. С другой стороны, творчество Астафьева знаменует начало так называемой деревенской прозы, мало-помалу открывавшей истинную картину коллективизации и ее долгих, последовательных и разорительных результатов. Вспоминая сталинские времена, Астафьев свидетельствует: «Комиссаров, не видавших в глаза сохи, когда-то посылали в деревню учить мужика пахать землю. На стройках коммунизма парторги делали вид, будто понимают в производстве и технологиях больше дипломированных инженеров. А попытка политотделов командовать армией, как, например, Мехлис в Крыму, привела к тому, что мы быстро половину страны провоевали. Самонадеянно занимаясь не своим делом, партия многое порушила и погубила, задавила народную власть, но при этом упустила свое: воспитание людей, диалог с народом» (Астафьев В. Спасет только чудо // Родина. 1990. № 2. С. 84)

В творчестве Астафьева прослеживается активное неприятие сталинизма как противоестественной системы, уничтожающей личность человека, превращающей народ в послушное, безропотное стадо. В повести «Последний поклон» (1968) он пишет: «Нет на свете ничего подлее русского тупого терпения, разгильдяйства и беспечности. Тогда, в начале тридцатых годов, сморкнись каждый русский крестьянин в сторону ретивых властей - и соплями смыло бы всю эту нечисть вместе с наседающим на народ обезьяноподобным грузином и его приспешниками.

Кинь по крошке кирпича - и Кремль наш древний со вшивотой, в нем засевшей, задавило бы, захоронило бы вместе со зверующей бандой по самые звезды. Нет, сидели, ждали, украдкой крестились и негромко, с шипом воняли в валенки. И дождались!

Окрепла кремлевская клика, подкормилась пробной кровью красная шпана и начала расправу над безропотным народом размашисто, вольно, безнаказанно».

В последнее время Астафьев вновь вернулся к теме войны. В 1995 г. вышли его повесть «Так хочется жить» и роман «Прокляты и убиты» (премия «Триумф»).

Использованы материалы кн.: Торчинов В.А., Леонтюк А.М. Вокруг Сталина. Историко-биографический справочник. Санкт-Петербург, 2000

Писатель XX века

Астафьев Виктор Петрович - прозаик.

Родился в крестьянской семье. Отец - Пётр Павлович Астафьев. Мать, Лидия Ильинична Потылицына, утонула в Енисее в 1931. Воспитывался в семье дедушки и бабушки, затем в детском доме в Игарке, часто беспризорничал. После окончания 6-го класса средней школы поступил в железнодорожную школу ФЗО, окончив которую в 1942, работал некоторое время составителем поездов в пригороде Красноярска. Оттуда осенью 1942 ушел на фронт добровольцем, был шофером, артразведчиком, связистом. Участвовал в боях на Курской дуге, освобождал от фашистских захватчиков Украину, Польшу, был тяжело ранен, контужен.

После демобилизации в 1945 вместе с женой - впоследствии писательницей М.С.Корякиной - поселился на Урале, в г.Чусовом. Работал грузчиком, слесарем, литейщиком, плотником в вагонном депо, мойщиком мясных туш на колбасном заводе и т.д.

В 1951 в газете «Чусовой рабочий» появился первый рассказ «Гражданский человек» (после доработки получил название «Сибиряк»). Тяга к «сочинительству» проявилась у Астафьев очень рано. Он вспоминал: «Моя бабушка Катерина, у которой я жил, когда осиротел, меня называла "врушей"... На фронте даже от дежурств освобождали ради этого. После войны занимался в литературном кружке одной уральской газеты. Там я прослушал однажды рассказ кружковца, который взбесил меня надуманностью и фальшью. Тогда я написал рассказ о своем фронтовом друге. Он и стал моим писательским дебютом» (Смена. 1986. 6 апр.).

С 1951 по 1955 Астафьев является литературным сотрудником газеты «Чусовой рабочий»; публиковался в пермских газетах «Звезда», «Молодая гвардия», альманахе «Прикамье», журнал «Урал», «Знамя», «Молодая гвардия», «Смена». Первый сборник рассказов «До будущей весны» вышел в Перми в 1953, за ним последовали книги для детей: «Огоньки» (1955), «Васюткино озеро» (1956), «Дядя Кузя, лиса, кот» (1957), «Теплый дождь» (1958).

В 1958 вышел роман Астафьева о жизни колхозной деревни «Тают снега», написанный в традициях беллетристики 1950-х.

С 1958 Астафьев - член СП СССР; в 1959-61 учился на Высших литературных курсах при СП СССР. Переломным в творчестве Астафьев оказался 1959, когда появились в печати повести «Старо-дуб» и «Перевал», рассказ «Солдат и мать». Посвященная Леониду Леонову повесть «Стародуб» (действие разворачивается в старинном кержацком поселении в Сибири) явилась источником авторских размышлений об исторических корнях «сибирского» характера. В то время «древле-отеческие устои» староверов не вызывали у Астафьева сочувствия, наоборот, они противопоставлялись «природной» вере (охотник Фаефан). Однако эта «природная вера», «таежный закон», «заступничество тайги» не спасали человека ни от одиночества, ни от трудных моральных вопросов. Конфликт разрешался несколько искусственно - смертью героя, которая была изображена как «блаженное успение» с цветком стародуба вместо свечи. Критика упрекала Астафьева в неясности этического идеала, в тривиальности проблематики, основанной на противопоставлении «общества» и «естественного человека».

Повесть «Перевал» начинала цикл произведений Астафьева о становлении молодого героя в нелегких жизненных условиях - «Звездопад» (1960), «Кража» (1966), «Где-то гремит война» (1967), «Последний поклон» (1968; начальные главы). Они рассказывали о трудных процессах мужания неопытной души, о ломке характера человека, оставшегося без поддержки родных в страшные 1930-е и в не менее жуткие 1940-е. Все эти герои, несмотря на то что носят разные фамилии, отмечены чертами автобиографизма, похожи судьбами, драматическим поиском жизни «по правде и совести». В повестях Астафьева 1960-х обнаружился со всей очевидностью дар рассказчика, умеющего увлечь читателя тонкостью лирического чувства, неожиданным солоноватым юмором, философической отрешенностью. Особое место среди этих произведений занимает повесть «Кража».

Герой повести - Толя Мазов - из раскулаченных крестьян, род которых погибает в северных краях. Сцены детдомовской, «табунной» жизни воссозданы Астафьевым с состраданием и жестокостью, представляя щедрое разнообразие изломанных временем детских характеров, импульсивно впадающих то в ссору, истерику, издевательство над слабым, то вдруг, неожиданно объединяющихся в сочувствии и доброте. За этот «народишко» начинает бороться Толя Мазов, ощущая поддержку директора Репнина - бывшего белогвардейского офицера, всю жизнь расплачивающегося за свое прошлое. Благородный пример Репнина, воздействие русской классической литры с ее школой «жалости и памяти» помогают герою отстаивать добро и справедливость.

С рассказа «Солдат и мать», по меткому определению критика А.Макарова, много размышлявшего о сущности таланта Астафьева, начинается серия рассказов о русском национальном характере. В лучших рассказах («Сибиряк», «Старая лошадь», «Руки жены», «Еловая ветка», «Захарко», «Тревожный сон», «Жизнь прожить» и др.) человек «из народа» воссоздан естественно, достоверно. Блистательный дар созерцания у Астафьева озарен вдохновенной творческой фантазией, игрой, озорством, поэтому его мужицкие типы удивляют читателя подлинностью, «правдой характера», доставляют эстетическое наслаждение. Жанр короткого или приближенного к повести рассказа является излюбленным в творчестве Астафьева. Многие его произведения, которые создавались на протяжении длительного времени, составлены из отдельных рассказов («Последний поклон», «Затеей», «Царь-рыба»). Творчество Астафьева в 1960-е было причислено критикой к т.н. «деревенской прозе», в центре которой находились размышления художников об основах, истоках и сущности народной жизни. Астафьев сконцентрировал свои художнические наблюдения в сфере национального характера. При этом он всегда касается самых острых, больных, противоречивых проблем общественного развития, пытаясь идти в этих вопросах вслед за Достоевским. Произведения Астафьева полны живого непосредственного чувства и философской медитации, яркой вещественности и бытовой характерности, народного юмора и лирического, нередко сентиментального, обобщения.

Повесть Астафьева «Пастух и пастушка» (1971; подзаголовок «Современная пастораль») была неожиданной для литературной критики. Уже сложившийся облик Астафьева-рассказчика, работающего в жанре социально-бытового повествования, на глазах менялся, приобретая черты писателя, стремящегося к обобщенному восприятию мира, к символическим образам. «В "Пастухе и пастушке" я стремился совместить,- писал Астафьев,- символику и самый что ни на есть грубый реализм» (Вопросы литературы. 1974. №11. С.222). Впервые в творчестве писателя появляется тема войны. Любовный сюжет (лейтенант Костяев - Люся) был окружен огненным кольцом войны, оттеняющим катастрофичность встречи возлюбленных. Несмотря на то что повесть имела жесткую композицию (в ней 4 части: «Бой», «Свидание», «Прощание», «Успение»), она соединяла разные стилевые потоки: обобщенно-философский, реалистически-обытовленный и лирический. Война представала то в виде невероятной фантасмагории, гиперболической картины вселенского варварства и разрушения, то в образе невероятно тяжелой солдатской работы, то возникала в лирических отступлениях автора как образ безысходного человеческого страдания. Астафьев скупо рассказывал о солдатской жизни. В поле его зрения был только взвод лейтенанта Костяева. Астафьев «раскладывал» русское воинство на отдельные типы, традиционные для сельского мира: мудрец-книжник (Ланцов), праведник, хранитель нравственного закона (Костяев), трудяга-терпелец (Карышев, Малышев), похожий на юродивого «Шкалик», «темный» человек, почти разбойник (Пафнутьев, Мохнаков). И война, врывающаяся в народную жизнь, имела свои отношения с каждым из этих воюющих людей, выбивая из их рядов самых светлых, самых беззлобных, самых терпеливых.

Еще в самом начале 1970-х Астафьев утверждал право каждого человека, имевшего фронтовой опыт, на память о «своей» войне. Философский конфликт повести реализовался в противостоянии пасторального мотива любви и чудовищной испепеляющей стихии войны; нравственный аспект касался отношений между солдатами. «Огромное значение в повести имеет не только противоборство двух армий, но и другое (по внутренней сути повести, может быть, даже - центральное) - своеобразное противоборство Бориса и старшины Мохнакова» (Селезнев Ю. Мудрость души народной // Москва. 1973. №11. С.216). На первый взгляд банальное столкновение лейтенанта и старшины из-за женщины (один из которых видит в ней таинственную и чистую женскую сущность, а другой относится к ней как к «военному трофею», принадлежащему ему по праву освободителя) оборачивается сражением полярных жизненных концепций (подобная ситуация позже возникнет в романе Ю.Бондарева «Берег). Наиболее противоречивые отклики критики были посвящены жанру и композиции повести. Кольцевая композиция повести казалась жесткой, излишне рационалистической. Выдержанные в стиле народных плачей и причитаний «увертюра» и «финал» произведения, по мнению некоторых исследователей, «не совсем сопрягаются с сюжетно-конфликтной основой повести» (Якименко Л. Литературная критика и современная повесть // Новый мир. 1973. №1. С.248). Другие писали о «литературности» заключительной части (Кузнецов Ф. Испытание войной // Правда. 1972. 7 мая), С.Залыгин воспринял кольцевое обрамление повести как нечто нарочитое и искусственное (Залыгин С. И снова о войне // Литературная Россия. 1971. 19 нояб.). Критиковали эту яркую, ставшую классической повесть Астафьева и за «бытовизм», и за «пацифизм», и за пасторальность, за «дегероизацию», за «романтического» «невоенного» героя, умирающего от любви.

Повесть «Ода русскому огороду» (1972) - своеобразный поэтический гимн трудолюбию крестьянина, в жизни которого гармонично сочетались целесообразность, утилитарность и красота. Повесть проникнута печалью об утраченной гармонии земледельческого труда, позволявшей человеку ощущать животворную связь с землей. Писатель Е.Носов писал Астафьеву: «"Оду русскому огороду" читал как великое откровение... Это не рассказано, а пропето - пропето на такой высокой и чистой ноте, что становится уму непостижимо, как это могут обыкновенные, грубые, корявые руки российского писателя-мужика... сотворить такое чудо. Что же таится в недрах человеческой души, какие кладези, если он о простых лопухах, о капусте и редьке может пропеть священные гимны! Высока и прекрасна мысль о том, что для зачуханно-го деревенского мальчишки огород <...> был не только тем, где можно набить брюхо, он был его университетом, его консерваторией, академией изящных искусств. Если он оказался способным на такой малой площади увидеть целый мир, то уж потом он способен будет понять и Шопена, и Шекспира, и весь мир со всеми его горестями и страданиями. Ах, какое же это диво дивное ода твоя!» (Цит. по: Яновский Н.- С. 196).

Создаваемый в течение двух десятилетий «Последний поклон» (1958-78) является эпохальным полотном о жизни деревни в трудные 1930-40-е и исповедью поколения, детство которого пришлось на годы «великого перелома», а юность - «на огневые сороковые». В откликах на «Последний поклон» критика замечала, что без произведений Астафьева современной прозе «недоставало терпкого духа жилья, густоты красок деревенского, детдомовского, солдатского и народного быта, живой экспрессии крестьянской речи, а более всего - крутоватых, норовистых народных характеров» (Михайлов А. Прощание с детством // Комсомольская правда. 1969. 9 окт.). Написанные от первого лица рассказы о трудном, голодном, но прекрасном деревенском детстве объединяет чувство глубокой благодарности судьбе за возможность живого, непосредственного общения с природой, с людьми, умевшими жить «миром», спасая ребятишек от голода, воспитывая в них трудолюбие и честность. Через бабушку Катерину Петровну, которую в деревне звали «генералом», через «сродственников» Витя Потылицын в работе, в различных будничных заботах, в «суровых» играх, в редких гуляньях постигал русскую сибирскую общинную традицию, нравственные нормы, истину здравого смысла. Если начальные главы «Последнего поклона» более лиричны, отмечены мягким юмором и легкой иронией, то последующие уже содержат обличительный пафос, направленный против разрушения национальных основ жизни, они полны горечи и открытой издевки. В главе «Бурундук на кресте», вошедшей в «Последний поклон» в 1974, рассказана страшная история распада крестьянской семьи, в главе «Сорока» - повесть о печальной судьбе яркого и талантливого человека дяди Васи-Сороки, в главе «Без приюта» - о горьких скитаниях героя в Игарке, о беспризорничестве как социальном явлении 1930-х.

Близкой к содержанию «Последнего поклона» оказалась повесть «Царь-рыба» (1976), имеющая подзаголовок «Повествование в рассказах». Сюжет этого произведения связан с путешествием автора-рассказчика по родным местам в Сибири. Сквозной образ рассказчика, его размышления об увиденном, воспоминания, публицистические отвлечения, лирико-философские обобщения являются цементирующей силой этой вещи. Астафьев воссоздал страшную картину народной жизни, которая подверглась варварскому воздействию цивилизации. В народной среде царили пьянство, кураж, воровство и браконьерство, были осквернены святыни, утрачены нравственные нормы. Совестливые люди, как обычно у Астафьев, фронтовики, державшие еще какое-то время в руках нравственные скрепы, очутились на обочине жизни.

Картина этого падения смягчалась образом дивной сибирской природы, еще не до конца загубленной человеком, образами терпеливых женщин и охотника Акима, еще несущих в мир добро и сострадание, и, самое главное, образом автора, который не столько судил, сколько недоумевал, не столько бичевал, сколько печалился.

После выхода в свет «Печального детектива» (1986), «Людочки» (1989), заключительных глав «Последнего поклона» (1992) пессимизм писателя усилился. Мир предстал перед его глазами «во зле и страдании», полным порока и преступности. События современности и исторического прошлого стали рассматриваться им с позиции максималистского идеала, высшей нравственной идеи и, естественно, не соответствовали их воплощению. «В любви и ненависти я середины не приемлю»,- заявлял писатель (Правда. 1989. 30 июня). Этот жесткий максимализм был обострен болью за порушенную жизнь, за потерявшего себя и равнодушного к общественному возрождению человека. Роман «Печальный детектив», посвященный сложной судьбе работника милиции Сошнина, полон горьких и неприглядных сцен, тяжелых раздумий о преступниках и их беззащитных жертвах, об истоках традиционной народной жалости к «арестантам», о многоликости зла и отсутствии «баланса» между ним и добром. Действие романа укладывается всего в несколько дней. В романе 9 глав, глав-рассказов об отдельных эпизодах из жизни героя. «Деревенский» и «городской» материалы рассмотрены в едином худож. потоке. Конфликт романа выражен в столкновении главного героя с окружающим миром, в котором сместились нравственные понятия, этические законы, «нарушилась связь времен». Роман вызвал бурную полемику в прессе. Споры касались меры критического отношения к народной жизни. На обсуждении «Печального детектива» И.Золотусский заметил: «Беспощадность этой вещи и ее поворотное значение для настоящего момента - в том, что она развернута лицом к народу. Если раньше литература защищала народ, то теперь встал вопрос о самом народе» (Литературная газета. 1986. 27авг.).

Параллельно с художественным творчеством в 1980-е Астафьев занимается публицистикой. Документальные рассказы о природе и охоте, очерки о писателях, размышления о творчестве, очерки о Вологодчине, где писатель жил с 1969 по 1979, о Сибири, куда вернулся в 1980, составили сборники «Древнее, вечное...» (1980), «Посох памяти» (1980), «Всему свой час» (1985).

Роман о войне «Прокляты и убиты» (Ч.1. 1992; Ч.2. 1994) не только поражает фактами, о которых раньше не принято было говорить, его отличает удивительная даже для Астафьев резкость, страстность, категоричность авторской интонации.

1-я часть романа («Чертова яма») повествует о новобранцах, проходящих «обучение» в учебном полку. Солдатский быт напоминает быт тюремный, определяемый страхом голода, наказания и даже расстрела. Пестрая солдатская масса тяготеет к двум полюсам: к солдатам-старообрядцам - степенным, благодушным, обстоятельным - и к блатникам - расхристанным, вороватым, истеричным. Солдатское воинство, как и в «Пастухе и пастушке», раскладывается на определенные типы, в основном повторяющиеся любимые писателем характеры. Однако место «светлого» человека занимает не романтический лейтенант, стремящийся к героической жизни, а колоритная фигура русского богатыря-старообрядца Коли Рындина, который даже на учебных занятиях не может деревянным ружьем «уколоть» условного противника. Герой тверд в вере, зная, что Бог покарает всех за отступничество, за то, что допустили в душу дьявола вслед за комиссарами-безбожниками. Именно Рындин вспоминает старообрядческую стихиру, где было сказано, что «все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут прокляты Богом и убиты». Эти древние слова и вынесены автором в заглавие романа.

Во 2-й части романа («Плацдарм») воссоздается картина тяжелейших боев при переправе через Днепр и во время обороны Великокриницкого плацдарма. В течение 7 дней небольшие силы должны были по замыслу командования отвлекать и изматывать противника. Художник рисует жуткие в своей подлинности и натуралистичности сцены ада на земле. «Черные работники войны», «сидельцы Великокриницкого плацдарма», изможденные, голодные, «во вшах», покусанные крысами, выходят из зоны, «чувствуя освобождение от гнетущего ожидания гибели, избавление от заброшенности и никудышности». С «солдатской линией» переплетается «линия партии». Едкая авторская ирония проявляется не только в изображении политзанятий, образов политработников, ерничанье на политические темы персонажей, описании заочного приема в партию на передовой, ею пронизан весь авторский текст повествования. Астафьев полностью разрушает сложившиеся в советское время каноны изображения народа на войне. Народ в романе, как и в других произведениях Астафьев 1990-х, не является бессмертным народом-победителем. Автор утверждает, что народ смертен и уничтожим. И не потому, что исчерпал заложенные в нем генетические силы или утратил смысл своего развития, а вследствие того, что ему были нанесены сокрушительные и незалечимые раны. Не только фашизмом, но прежде всего своими - той тоталитарной машиной, которая без счета и совести губила русского мужика или ставила его на колени в годы революции, коллективизации и войны. Народ не является героем, он - покинутый Богом, униженный страдалец, вынужденный воевать между двух страшных сил, сложное разноликое единство, одаренное и добрыми человеческими свойствами и мерзкими пороками. Народ существует на войне между призрачной надеждой на Бога, на справедливость и реальной верой в силу родной земли, которая являлась порой единственной спасительницей солдата. Позиция Астафьева, заявленная резко и категорично, вызвала противоречивые отклики критики и читателей; ее объясняют и «невоцерковленностью» таланта Астафьева (Юность. 1994. №4. С.15), и рецидивом «деидеологизированного беспризорничества» (жестокое напоминание о том, что Астафьеву пришлось в свое время пережить беспризорничество) (Завтра. 1995. № 31.17 авг.).

В 1995 опубликована повесть Астафьева «Так хочется жить» о причудливой фронтовой судьбе и послевоенной жизни простого русского солдата Коляши Хахалина, а позднее повести «Обертон» (1996) и «Веселый солдат» (1998). Созданные в жанре социально-бытового и даже натуралистического повествования, вещи эти соединяют и уравновешивают противоречивые авторские интонации, возвращая писателя в состояние мудрости и печали. «Спасибо еще Всевышнему,- говорил Астафьев в одном из последних интервью, что память моя милосердна, в обычной жизни многое тяжелое и страшное стирается» (Литературная Россия. 2000. №4).

После смерти Астафьева в журнал «Урал» (2004. №5) публикуются его «Автобиография» (2000), рассказ «Глухая просека», статья «Прощаюсь...», вариант статьи «Нет, алмазы на дороге не валяются» и др.

Т.М. Вахитова

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 1. с. 121-126.

"...Войдите на страницу акции «Антипобеда» и обратитесь к разделу «Рекомендуемые к прочтению книги» и «Ссылки на статьи других авторов». Здесь вы найдете и «Тень Победы» Виктора Суворова, и «Тризну по России» Юрия Колкера. До Чаадаева тут, правда, не дошло, однако есть здесь Виктор Астафьев «Прокляты и убиты» . От рекомендуемых тут же трудов самого Ю.Нестеренко этот отличается, во-первых, тем, что Вторую мировую автор не вычитал в книжках, а выстрадал своею кровью, выхаркал своими легкими, прополз, прижимаясь грудью и животом к исковерканной земле, во-вторых, несмотря на тёзку Кирпичева, это все же как и «Царь-рыба», - настоящая литература. И о Сталине, и о Жукове, и о немце, о свинцовой мерзости и обо всем том, что такое была та война, рассказал Астафьев страшную правду всем - и в том числе, Юрию Нестеренко, правда последний выбрал из этого лишь то, что ему подошло и «не заметил» того, что не оправдывало его концепции. А ведь это ему, не подозревая о его существовании, писал В.Астафьев:

«Чувствую, что Вы мало читали и читаете, так вот, был такой князь Раевский , который на Бородино вывел своих сыновей на редут (младшему было 14 лет!), вот я уверен, что князь Раевский, и Багратион, и Милорадович, и даже лихой казак Платов не опустились бы до поношения солдата уличной бранью, а вы?!..

В Вашем списке нет мной уважаемых писателей - Константин Воробьёв, покойный мой друг, Александр Твардовский, Виктор Некрасов, Василий Гроссман, Василь Быков, Иван Акулов, Виктор Курочкин, Эммануил Казакевич, Светлана Алексиевич - вот далеко не полный перечень тех, кто пытался и ещё пытается сказать правду о войне и кого за это согнали в ранние могилы...

И вообще читатель стоящий, человек воспитанный, а больше - самовоспитанный, не подавляет никого самомнением, и если сделает замечание - не превращает его в обличение, в суд...».

Виктора Астафьева мы выводим из нашего ряда, как косатку из надсемейства рыб, и не потому, что Ю.Нестеренко припечатал его «Проклятых и убитых» примечанием «книга не объективна по отношению к германской стороне, с которой автор знаком, в основном, по ангажированным источникам, зато советская, которую он наблюдал непосредственно, показана с документальной точностью», а оттого, что как бы к нему ни относиться, а историю он не переделывал, он просто в ней жил, во многом мучительно, но это уж как довелось родиться".

Фрагмент статьи Юрия Ноткина "Отторжение", опубликованной в интернет-газете "Мы здесь!".
Адрес статьи http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3687

Далее читайте:

Виктор Астафьев. Уважение к труду (о творчестве Александра Щербакова).

Виктор Астафьев. Пролётный гусь . "Роман-газета" № 7, 2005 г.

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Собр. соч.: В 15 т. / Под ред. автора. Красноярск, 1997. Т. 1 (изд. продолжается);

Собр. соч.: В 6 т. М., 1991. Т. 1-3 (изд. продолжается).

Прокляты и убиты. М., 2002.

Литература:

Виктор Петрович Астафьев: Жизнь и творчество: библ. указатель произведений писателя на русском и иностр. языках: литература о жизни и творчестве / сост. и ред. Т.Я.Бриксман. М., 1999;

Яновский Н. Виктор Астафьев: Очерк творчества. М., 1982;

Чекунова Т.А. Нравственный мир героев Астафьева. М., 1983;

Макаров А. Во глубине России // Макаров А. Литературно-критические работы. Т.2. М., 1982;

Курбатов В. Миг и вечность. Красноярск, 1983;

Ершов Л.Ф. Три портрета: Очерки творчества В.Астафьева, Ю.Бондарева, В. Белова. М., 1985;

Лапченко А.Ф. Человек и земля в русской социально-философской прозе 70-х годов: В. Распутин. В. Астафьев. С. Залыгин. Л., 1985;

«Печальный детектив» В.Астафьева: Мнение читателей и отклики критиков // Вопросы литературы. 1986. №11;

Вахитова Т.М. Повествование в рассказах В.Астафьева «Царь-рыба». М., 1988;

Дедков И. О романе «Прокляты и убиты»: Объявление вины и назначение казни // Дружба народов. 1993. №10;

Штокман И. Черное зеркало // Москва. 1993. №4;

Вахитова Т.М. Народ на войне // Русская литература. 1995. №3;

Давыдов Б. О книге «Прокляты и убиты» // Нева. 1995. №5;

Перевалова С.В. Творчество В.П.Астафьева. Волгоград, 1997;

Ермолин Е. Месторождение совести. Заметки о Викторе Астафьеве. // Континент. 1999. № 100;

Литературные традиции в повести В.Астафьева «Веселый солдат»// Война в судьбах и творчестве писателей Уссурийск, 2000;

Лейдерман Н.М. Крик сердца. Творческий облик Виктора Астафьева. Екатеринбург, 2001;

Басинский П. Неслучайный свидетель // Литературная газета. 2002. 16-22 янв. С.3;

Куняев С. И свет и тьма (К 80-летию В.Астафьева) // Наш современник. 2004. №5.

У драматурга Александра Вампилова главный герой получил от автора фамилию ЗИЛОВ. Герой повести Виктора Астафиева - Толя МАЗОВ - из раскулаченных крестьян, род которых погибает в северных краях. Последним погибает прадед Толи - Яков, исчезает под колесами коллективизации, оставляя правнука на волю судьбы. Сцены детдомовской «табунной» жизни воссозданы Астафьевым с состраданием и жестокостью, представляя щедрое разнообразие изломанных временем детских характеров, импульсивно впадающих то в ссору, истерику, издевательство над слабым, то вдруг неожиданно объединяющихся в сочувствии и добре. За этот «народишко» начинает бороться Толя МАЗОВ, ощущая поддержку директора Репнина - бывшего белогвардейского офицера, всю жизнь расплачивающегося за свое прошлое. Сравнивая характеры героев, невольно приходишь к выводу, что МАЗ тут однозначно сильнее ЗИЛа будет.


Виктор Петрович Астафьев
Родился: 1 мая 1924 года
Умер: 29 ноября 2001 года

Биография

Родился 1 мая 1924 в д.Овсянка Красноярского края, в семье крестьянина. Родители были раскулачены, Астафьев попал в детский дом. Во время Великой Отечественной войны ушел на фронт добровольцем, воевал простым солдатом, получил тяжелое ранение.

Вернувшись с фронта, Астафьев работал слесарем, подсобным рабочим, учителем в Пермской области. В 1951 в газете «Чусовский рабочий» был опубликован его первый рассказ Гражданский человек. В Перми вышла и первая книга Астафьева До будущей весны (1953).

В 1959–1961 учился на Высших литературных курсах в Москве. В это время его рассказы начали печататься не только в издательствах Перми и Свердловска, но и в столице, в том числе в журнале «Новый мир» , возглавляемом А.Твардовским . Уже для первых рассказов Астафьева было характерно внимание к «маленьким людям» – сибирским староверам (повесть Стародуб , 1959), детдомовцам 1930-х годов (повесть Кража , 1966). Рассказы, посвященные судьбам людей, которых прозаик встретил во времена своего сиротского детства и юности, объединены им в цикл Последний поклон (1968–1975) – лирическое повествование о народном характере.

В творчестве Астафьева в равной мере воплотились две важнейшие темы советской литературы 1960–1970-х годов – военная и деревенская. В его творчестве – в том числе в произведениях, написанных задолго до горбачевской перестройки и гласности, – Отечественная война предстает как великая трагедия.

В повести Пастух и пастушка (1971), жанр которой был обозначен автором как «современная пастораль» , рассказывается о безысходной любви двух молодых людей, на краткий миг сведенных и навеки разлученных войной. В пьесе Прости меня (1980), действие которой происходит в военном лазарете, Астафьев также пишет о любви и смерти. Еще более жестко, чем в произведениях 1970-х, и абсолютно без патетики показано лицо войны в повести Так хочется жить (1995) и в романе Прокляты и убиты (1995).

В своих интервью прозаик неоднократно подчеркивал, что не считает возможным писать о войне, руководствуясь показным патриотизмом. Вскоре после публикации романа Прокляты и убиты Астафьев был награжден премией «Триумф» , ежегодно присуждаемой за выдающиеся достижения в литературе и искусстве.

Деревенская тема наиболее полно и ярко воплотилась в повести Царь-рыба (1976; Государственная премия СССР, 1978), жанр которой Астафьев обозначил как «повествование в рассказах» . Сюжетной канвой Царь-рыбы стали впечатления писателя от поездки по родному Красноярскому краю.

Документально-биографическая основа органично сочетается с лирическими и публицистическими отступлениями от ровного развития сюжета. При этом Астафьеву удается создать впечатление полной достоверности даже в тех главах повести, где очевиден вымысел – например, в главах-легендах Царь-рыба и Сон о белых горах . Прозаик с горечью пишет об истреблении природы и называет главную причину этого явления: духовное оскудение человека.

Астафьев не обошел в Царь-рыбе главный «камень преткновения» деревенской прозы – противопоставление городского и деревенского человека, отчего образ «не помнящего родства» Гоги Герцева получился одномерным, почти карикатурным.

Писатель без восторга воспринял перемены, произошедшие в человеческом сознании в начале перестройки, он считал, что при нарушении моральных основ человеческого общежития, которое было характерно для советской действительности, всеобщая свобода может привести только к разгулу преступности. Эта мысль высказывается и в повести Печальный детектив (1987).

Ее главный герой, милиционер Сошнин , пытается бороться с преступниками, понимая тщетность своих усилий. Героя – а вместе с ним и автора – ужасает массовое падение нравственности, приводящее людей к череде жестоких и немотивированных преступлений. Такой авторской позиции соответствует стилистика повести: Печальному детективу более, чем другим произведениям Астафьева , свойственна публицистичность.

В годы перестройки Астафьева пытались втянуть в борьбу между различными писательскими группировками. Однако талант и здравый смысл помогли ему избежать соблазна политической ангажированности. Возможно, этому в немалой мере способствовало и то, что после долгих скитаний по стране писатель поселился в родной Овсянке, сознательно дистанцировавшись от городской суеты.

Овсянка Астафьева стала своеобразной «культурной Меккой» Красноярского края. Здесь прозаика неоднократно посещали видные писатели, деятели культуры, политики и просто благодарные читатели.

Жанр миниатюрных эссе, в котором много работал Астафьев , он назвал Затесями, символически связав свою работу со строительством дома. В 1996 Астафьев получил Государственную премию России, в 1997 – Пушкинскую премию фонда Альфреда Тепфера (ФРГ).

Умер Астафьев в с.Овсянка Красноярского края 29 ноября 2001, похоронен там же.

Работы

1953 - «До будущей весны»
1958 - «Тают снега»
1995 - «Прокляты и убиты»
1958 - «Перевал»
1960 - «Стародуб»
1960 - «Звездопад»
1966 - «Кража»
1967 - «Где-то гремит война»
1968 - «Последний поклон»
1970 - «Слякотная осень»
1976 - «Царь-рыба»
1984 - «Ловля пескарей в Грузии»
1987 - «Печальный детектив»
1995 - «Так хочется жить»
1995 - «Обертон»
1997 - «Из тихого света»
1998 - «Весёлый солдат»

Виктор Петрович Астафьев - выдающийся русский прозаик, один из немногих писателей, кого ещё при жизни называли классиком.

Астафьев родился 1 мая 1924 года в селе Овсянка, что на берегу Енисея, недалеко от Красноярска, в семье Петра Павловича и Лидии Ильиничны Астафьевых. В семь лет мальчик потерял мать – она утонула в реке, зацепившись косой за основание боны. В. П. Астафьев никогда не привыкнет к этой потере. Все ему «не верится, что мамы нет и никогда не будет». Заступницей и кормилицей мальчика становится его бабушка – Екатерина Петровна.

С отцом и мачехой Виктор переезжает в Игарку – сюда выслан с семьей раскулаченный дед Павел. «Диких заработков», на которые рассчитывал отец, не оказалось, отношения с мачехой не сложились, она спихивает обузу в лице ребенка с плеч. Мальчик лишается крова и средств к существованию, бродяжничает, затем попадает в детдоминтернат. «Самостоятельную жизнь я начал сразу, безо всякой подготовки», – напишет впоследствии В. П. Астафьев.

Учитель школы-интерната, сибирский поэт Игнатий Дмитриевич Рождественский замечает в Викторе склонность к литературе и развивает ее. Сочинение под названием «Жив!», напечатанное в школьном журнале, развернется позднее в рассказ «Васюткино озеро».

Окончив школу-интернат, подросток зарабатывает себе на хлеб в станке Курейка. «Детство мое осталось в далеком Заполярье, – напишет спустя годы В. П. Астафьев. – Дитя, по выражению деда Павла, «не рожено, не прошено, папой с мамой брошено», тоже куда-то девалось, точнее – откатилось от меня. Чужой себе и всем, подросток или юноша вступал во взрослую трудовую жизнь военной поры».

Собрав денег на билет. Виктор уезжает к Красноярск, поступает в ФЗО. «Группу и профессию в ФЗО я не выбирал – они сами меня выбрали», расскажет впоследствии писатель. Окончив учебу, он работает составителем поездов на станции Базаиха под Красноярском.

Осенью 1942 года Виктор Астафьев добровольцем уходит в армию, а весной 1943 года попадает на фронт. Воюет на Брянском. Воронежском и Степном фронтах, объединившихся затем в Первый Украинский. Фронтовая биография солдата Астафьева отмечена орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и «За освобождение Польши». Несколько раз он был тяжело ранен.

Осенью 1945 года В.П. Астафьев демобилизуется из армии и вместе со своей женой – рядовой Марией Семеновной Корякиной приезжает на ее родину, город Чусовой на западном Урале. По состоянию здоровья Виктор уже не может вернуться к своей специальности и, чтобы кормить семью, работает слесарем, чернорабочим, грузчиком, плотником, дежурным по вокзалу станции Чусовой, мойщиком мясных туш, вахтером мясокомбината.

В марте 1947 года в молодой семье родилась дочка. В начале сентября девочка умерла от тяжелой диспепсии, – время было голодное, у матери не хватало молока, а продовольственных карточек взять было неоткуда. В мае 1948 года у Астафьевых родилась дочь Ирина, а в марте 1950 года – сын Андрей.

В 1951 году, попав как-то на занятие литературного кружка при газете «Чусовской рабочий», Виктор Петрович за одну ночь написал рассказ «Гражданский человек»; впоследствии он переработает его в рассказ «Сибиряк». В этом же году Астафьев перешел на должность литературного работника газеты. За четыре года работы в газете «Чусовской рабочий» он написал более сотни корреспонденций, статей, очерков, свыше двух десятков рассказов. В 1953 году в Перми выходит его первая книжка рассказов – «До будущей весны», а в 1955 году вторая - «Огоньки». Это рассказы для детей. В 1955-1957 годах он издает еще две книги для детей, печатает очерки и рассказы в альманахах и периодике.

С апреля 1957 года Астафьев - спецкор Пермского областного радио.

В 1958 году увидел свет его роман «Тают снега». В. П. Астафьева принимают в Союз писателей РСФСР. В 1959 году его направляют на Высшие литературные курсы при Литературном институте имени М. Горького. Два года он учится в Москве.

Конец 50-х годов отмечен расцветом лирической прозы В. П. Астафьева. Повести «Перевал» и «Стародуб», повесть «Звездопад», написанная на одном дыхании всего за несколько дней, приносят ему широкую известность.

В 1962 году семья переехала в Пермь, а в 1969 году - в Вологду.

60-е годы чрезвычайно плодотворны для писателя: написана повесть «Кража», новеллы, составившие впоследствии повесть в рассказах «Последний поклон». В 1968 году повесть «Последний поклон» выходит в Перми отдельной книгой.

Еще в 1954 году Астафьев задумал повесть «Пастух и пастушка. Современная пастораль» - «любимое свое детище». А осуществил свой замысел почти через 15 лет - в три дня, «совершенно обалделый и счастливый», написав «черновик в сто двадцать страниц» и затем шлифуя текст. Написанная в 1967 году, повесть трудно проходила в печати и впервые была опубликована в журнале «Наш современник» в 1971 г. Писатель возвращался к тексту повести в 1971 и 1989 годах, восстановив снятое по соображениям цензуры.

В 1975 году за повести «Перевал», «Последний поклон», «Кража», «Пастух и пастушка» В.П. Астафьеву была присуждена Государственная премия РСФСР имени М. Горького.

К 1965 году начал складываться цикл затесей – лирических миниатюр, раздумий о жизни, заметок для себя. Они печатаются в центральных и периферийных журналах. В 1972 году «Затеси» выходят отдельной книгой в издательстве «Советский писатель». К жанру затесей писатель постоянно обращается в своем творчестве.

В творчестве Астафьева в равной мере воплотились две важнейшие темы советской литературы 1960–1970-х годов – военная и деревенская. В его творчестве – в том числе в произведениях, написанных задолго до горбачевской перестройки и гласности, – Отечественная война предстает как великая трагедия.

Деревенская тема наиболее полно и ярко воплотилась в повести «Царь-рыба», жанр которой Астафьев обозначил как «повествование в рассказах». Документально-биографическая основа органично сочетается с лирическими и публицистическими отступлениями от ровного развития сюжета. При этом Астафьеву удается создать впечатление полной достоверности, даже в тех главах повести, где очевиден вымысел. Прозаик с горечью пишет об истреблении природы и называет главную причину этого явления: духовное оскудение человека.

Публикация глав «Царь-рыбы» в периодике шла с такими потерями в тексте, что автор от огорчений слег в больницу и с тех пор больше никогда не возвращался к повести, не восстанавливал и не делал новых редакций. Лишь много лет спустя, обнаружив в своем архиве пожелтевшие от времени страницы снятой цензурой главы «Норильцы», опубликовал ее в 1990 году под названием «Не хватает сердца». Полностью «Царь-рыба» была опубликована только в 1993 году.

В 1978 году за повествование в рассказах «Царь-рыба» В. П. Астафьев был удостоен Государственной премии СССР.

В 70-е годы писатель вновь обращается к теме своего детства – рождаются новые главы к «Последнему поклону». Повесть о детстве - уже в двух книгах - выходит в 1978 году в издательстве «Современник».

С 1978 по 1982 год В. П. Астафьев работает над повестью «Зрячий посох», изданной только в 1988 году. В 1991 году за эту повесть писатель был удостоен Государственной премии СССР.

В 1980 году Астафьев переехал жить на родину - в Красноярск. Начался новый, чрезвычайно плодотворный период его творчества. В Красноярске и в Овсянке - деревне его детства - им написаны роман «Печальный детектив» и множество рассказов. Главный герой романа, милиционер Сошнин, пытается бороться с преступниками, понимая тщетность своих усилий. Героя – а вместе с ним и автора – ужасает массовое падение нравственности, приводящее людей к череде жестоких и немотивированных преступлений.

В 1989 году за выдающуюся писательскую деятельность В. П. Астафьеву присвоено звание Героя Социалистического Труда.

17 августа 1987 года скоропостижно умирает дочь Астафьевых Ирина. Ее привозят из Вологды и хоронят на кладбище в Овсянке. Виктор Петрович и Мария Семеновна забирают к себе маленьких внуков Витю и Полю.

Жизнь на родине всколыхнула воспоминания и подарила читателям новые рассказы о детстве – рождаются новые главы «Последнего поклона», и в 1989 году он выходит в издательстве «Молодая гвардия» уже в трех книгах. В 1992 году появляются еще две главы - «Забубенная головушка» и «Вечерние раздумья». «Животворящий свет детства» потребовал от писателя более тридцати лет творческого труда.

На родине В. П. Астафьевым создана и его главная книга о войне - роман «Прокляты и убиты»: часть первая «Чертова яма» (1990-1992) и часть вторая «Плацдарм» (1992-1994), отнявшая у писателя немало сил и здоровья и вызвавшая бурную читательскую полемику. В этом романе писатель переписал и переосмыслил многие страницы своей внутренней биографии, впервые в постсоветской литературе создал образ десакрализованной народной войны 1941-1945 годов. Должна была появиться и третья часть романа, однако в 2000 году автор заявил о прекращении работы над книгой.

В 1994 году «за выдающийся вклад в отечественную литературу» писателю была присуждена Российская независимая премия «Триумф». В 1995 году за роман «Прокляты и убиты» В. П. Астафьев был удостоен Государственной премии России.

С сентября 1994-го по январь 1995-го мастер слова работает над новой повестью о войне «Так хочется жить», а в 1995-1996 годах пишет - тоже «военную» - повесть «Обертон», в 1997 году он завершает повесть «Веселый солдат», начатую в 1987 году, - война не оставляет писателя, тревожит память. Веселый солдат - это он, израненный молодой солдат Астафьев, возвращающийся с фронта и примеривающийся к мирной гражданской жизни.

В 1997 году писателю присуждена Международная Пушкинская премия, а в 1998 году он удостоен премии «За честь и достоинство таланта» Международного литфонда. В конце 1998 года В. П. Астафьеву присуждена премия имени Аполлона Григорьева Академии русской современной словесности.

У Астафьева было издано три прижизненных собрания сочинений в трех, шести и пятнадцати томах. Последнее, с подробными комментариями автора к каждому тому, вышло в 1997-1998 годах в Красноярске.

Умер Астафьев 29 ноября 2001 года в селе Овсянка, похоронен там же.

Книги Астафьева переведены на множество языков. 29 ноября 2002 г. в поселке Овсянка был открыт мемориальный дом-музей Астафьева и установлен памятник великому писателю. В 2006 году еще один памятник Виктору Петровичу установили в Красноярске. В 2004 году на автодороге «Красноярск-Абакан», недалеко от поселка Слизнево, установлена блестящая кованая «Царь-рыба», памятник одноименной повести Виктора Астафьева. На сегодняшний день это единственный в России памятник литературному произведению с элементом вымысла.

Непосредственное отношение к фантастике в творчестве Астафьева имеют только отдельные главы «Царь-рыбы», притча «Ельчик-бельчик» и рассказы «Наваждение», «Первый комиссар», «Светопреставление» и «Ночь космонавта».

Виктор Астафьев (1924-2001) - известный советский и российский писатель, фронтовик, мастер деревенской и военно-патриотической прозы, дважды лауреат Государственной премии СССР. Суровые годы детства и участие в войне оставили огромное впечатление в душе писателя. В своем творчестве он не раз будет возвращаться к этим темам. Произведения Виктора Петровича всегда отличали реалистичность и хлесткость повествования о судьбах простых фронтовиков и тружеников, которые он описывал живым литературным языком.

Детство и юность

Виктор Астафьев коренной сибиряк. Он родился 1 мая 1924 года в маленьком селе Овсянка Красноярского края. Когда Витя был еще совсем юным, началась волна репрессий, под которую попал его отец. Мать во время одной из поездок к нему погибла, и семилетнего мальчика взяли на воспитание бабушка и дедушка. Несмотря на трагический ход событий, этот период жизни оставил в душе будущего писателя светлые воспоминания, которые были изложены в первой части автобиографии.

После возвращения из заключения Петр Афанасьев создает новую семью, решается поехать на заработки в северную Игарку. К тому времени у Вити уже появился сводный брат Николай.

Вскоре случился неприятный эпизод, заставивший быстро повзрослеть будущего писателя. Возвращаясь после очередной путины, отец попал в больницу, и мальчик остался на попечении мачехи. Но она не желала о нем заботиться, поэтому Виктор несколько месяцев проведет в заброшенной парикмахерской. Такая жизнь сказалась и на поведении в школе, и Астафьева отправляют в интернат. Вспоминая об этом времени, он напишет: «Самостоятельную жизнь я начал сразу, безо всякой подготовки» .

Одним из его преподавателей в интернате оказался местный поэт И. Рождественский, разглядевший в Викторе способности к литературному творчеству и постаравшийся их развить. В итоге одно из школьных сочинений позднее превратится в рассказ «Васюткино озеро».


Война и трудовые будни

После выпуска из интерната Астафьев переезжает в Красноярск, где поступает в ФЗО. По окончании учебы он работает на станции составителем поездов. После начала войны Виктор Петрович отправляется добровольцем на фронт и участвует в боевых операциях на Курской дуге, в битве за Днепр, в освобождении Польши. Пройдя весь боевой путь в звании рядового, он несколько раз был ранен и награжден медалями «За победу над Германией», «За отвагу», «За освобождение Польши».

Первые шаги

В 1945 году будущий писатель заключил брак с Марией Корякиной. Демобилизовавшись уже женатым человеком, Виктор Петрович переезжает на малую родину супруги в небольшой уральский городок Чусовой. Здесь он проходит обучение в школе рабочей молодежи и трудится на производстве чернорабочим, слесарем, плотником, грузчиком и даже мойщиком мясных туш. В 1951 году он устраивается в местную газету, где был напечатан его дебютный рассказ «Гражданский человек». На протяжении 4-х лет Виктор трудится литсотрудником в этом издании, параллельно занимаясь писательством.

В 1953 году в Перми издается сборник рассказов Виктора Петровича «До будущей весны», а спустя два года выходит детская книга «Огоньки». Детская тематика будет продолжена и в следующих произведениях - «Васюткино озеро» и «Дядя Кузя, куры, лиса и кот». В 1957 году писатель поступает специальным корреспондентом в штат областного радио, а на следующий год был опубликован его роман «Тают снега», посвященный колхозной тематике. Эти работы нашли своего читателя и по достоинству были отмечены критиками, что позволило по праву войти в союз писателей РСФСР.

Творческий расцвет

В конце 50-х годов Виктор Петрович создает серию лирических повестей, сделавших ему настоящее имя - «Перевал», «Звездопад», «Стародуб». В это время его направили учиться в столицу на Высшие литературные курсы, по возвращении с которых семья Астафьевых переезжает в Пермь. Пермский период оказался плодотворным в деятельности писателя. Здесь была создана лирическая повесть «Последний поклон», проникнутая идеями борьбы любви и войны, военный сборник «Пастушка и пастух» и повесть «Кража» как воспоминание о своем интернатовском детстве. Отдельный сборник произведений «Последний поклон» Астафьев посвятил судьбам людей, повстречавшихся на его жизненном пути в тяжелые годы отрочества и юношества.


В 1969 году Астафьевы уезжают в Вологду. Здесь Виктор Петрович пишет пьесы «Прости меня» и «Черемуха». В 70-х годах создается одно из наиболее известных произведений писателя - сборник рассказов «Царь рыба», ставших плодом глубокого размышления автора об ответственности человека за окружающий мир и его постоянном стремлении быть в гармонии с самим собой. Несмотря на критику и цензурные ограничения, именно это произведение принесло Астафьеву Государственную премию СССР в 1978 году.

Сибирский период

В 1980 году Виктор Астафьев возвращается на свою малую родину, где будет жить до своих последних дней. Вдохновленный родной Сибирью писатель написал немало рассказов - «Слепой рыбак», «Мною рожденный», «Медвежья кровь» и многие другие. В 1985 году увидел свет роман «Печальный детектив». После безвременной смерти дочери Виктор Петрович возвращается к рассказам о детстве, изданных в сборнике «Последний поклон».

Здесь, на малой родине была написана, пожалуй, главная книга, посвященная войне - «Прокляты и убиты», отнявшая немало сил и здоровья. В ней автор еще раз переживает кошмар войны, заразив читателя невероятной энергией борьбы с «преступлением против разума». Кроме этого романа, отмеченного Государственной премией России, в 90-е годы создаются повести «Так хочется жить» и «Обертон», было завершено написание произведения «Веселый солдат».


Певец русской деревни

Все творчество великого писателя проникнуто деревенской и военно-патриотической тематикой. Его герой - простой солдат (каким был он сам), на котором держится армия, но которого ругают за все прегрешения. Его стиль отличает правдивое, в чем-то суровое, на грани фола описание жизни. Темы, выбранные Астафьевым, всегда остросоциальны, он не любил компромиссы и всегда старался говорить со своим читателем начистоту. Писатель одним из первых поднял темы подростковой преступности, существования маргинальных слоев в советском обществе, невероятно точно обозначил проблему жестокости и насилия.

Виктор Петрович был мастером живого литературного языка, поэтому его произведения любили издавать за рубежом. Свыше сотни книг прославленного мастера слова были переведены на 22 языка и нашли своего читателя в 28 странах мира. В 1998 году в Красноярске вышло 15-ти томное полное собрание сочинений, которое позволило осмыслить весь огромный творческий путь писателя.


Личная жизнь

Со своей супругой Марией Корякиной Виктор Петрович познакомился под конец войны. С разницей в два года у пары рождаются дети - сначала дочь Лидия, которая умерла во младенчестве, затем еще одна дочь Ирина и, наконец, младший сын Андрей. После скоропостижной кончины средней дочери супруги забрали себе на воспитание двоих внуков.

Со временем Мария Семеновна увлеклась литературой и стала писать рассказы. Супруг относился к этому с определенной иронией: «Время есть, так пусть пишет свои книги» . Тем не менее ее повести и рассказы, состоявшие из личных воспоминаний, стали активно публиковаться и пользовались определенной популярностью. В 1978 году писательницу приняли в союз писателей. Написав в общей сложности 16 книг, она все годы совместной жизни продолжит оставаться секретарем и нянькой своего мужа.

В 2001 году писатель перенес два тяжелых инсульта. Ему потребовалась медикаментозная помощь за границей, и друзья семьи обратились за содействием к красноярским парламентариям. Они не стали выделять средства, мотивировав отказ неким шовинизмом автора. В итоге Астафьева отправили из больницы домой, где он умер 29 ноября 2001 года. Великий писатель похоронен на кладбище недалеко от родного села.

Понравилась статья? Поделитесь ей