Контакты

Горький короткие рассказы читать. Максим Горький и «новая» детская литература

Работа М.Горького (1868-1936) в области детской литерату­ры поражает своей широтой, масштабностью. По замечанию Мар­шака «в литературном наследии Горького нет ни одной книги, целиком посвященной воспитанию... Однако едва ли найдется во всем мире еще один человек, который бы сделал для детей так много».

Статьи и выступления о детской литературе. Уже в первых своих газетных статьях (1895 - 1896) М. Горький тре­бовал обязательного изучения в школах лучших образцов совре­менной литературы, воспитания художественного вкуса у детей. Мысли о воспитании не оставляли писателя до конца дней, хотя он и не считал себя педагогом. Он был убежден, что «детей долж­ны воспитывать люди, которые по природе своей тяготеют к это­му делу, требующему великой любви к ребятишкам, великого тер­пения и чуткой осторожности в обращении с ними». В 1910 году в послании к Третьему международному конгрессу семейного вос­питания М. Горький формулирует свои требования к воспитанию детей. А в речи на заседании Лиги социального воспитания в 1917 году останавливается на целях воспитания: насыщение чело­века знаниями о мире и о нем самом, формирование характера и воли, развитие способностей.

Многое из сказанного тогда Горьким актуально и сегодня. На­пример, его мысли о воспитании, свободном от «указки государ­ства», его протест против использования детей как «орудия, силою которого государство расширяет и укрепляет свою власть». Горький ратует за радостное детство и за воспитание такого человека, для которого жизнь и труд - наслаждение, а не жертва и подвиг; а общество «подобных ему - среда, где он совершенно свободен и с которой его связывают инстинкты, симпатии, сознание величия задач, поставленных обществом в науке, искусстве, труде». Воспи­тание такого человека Горький связывает с ростом культуры и вы­двигает тезис: «Охрана детей - охрана культуры».

В той же речи М.Горький говорил о страшных нравственных последствиях войн, а также призывал не забывать о пагубном вли­янии на потомство увлечения родителей алкоголем и требовал принятия государственных мер против спаивания русского наро­да, так как, говорил он, потомство алкоголиков особенно вос­приимчиво к «впечатлениям болезненного порядка и не очень здорово психически».

Основа культуры народа - его язык; поэтому, считал Горь­кий, приобщение детей к народному языку - одна из важнейших задач воспитателя. У литературы здесь особая роль, ибо для нее язык - «первоэлемент... основное орудие ее и вместе с фактами, явлениями жизни - материал...».

В статье «Человек, уши которого заткнуты ватой» (1930) пи­сатель говорил о природной склонности ребенка к игре, в кото­рую непременно входит и словесная игра: «Он играет и словом и в слове, именно на игре словом ребенок учится тонкостям родно­го языка, усваивает музыку его и то, что филологически называ­ют "духом языка". Дух языка сохраняется в стихии народной речи.

Легче всего дети постигают «красоту, силу и точность» родного языка «на забавных прибаутках, поговорках, загадках».

В этой же статье Горький выступает и в защиту развлекатель­ной детской литературы. Ребенок до десятилетнего возраста, заяв­ляет писатель, требует забав, и требование его биологически за­конно. Он и мир познаёт через игру, поэтому детская книга долж­на учитывать потребность ребенка в увлекательном, захватываю­щем чтении.

Можно понять настойчивость, с которой М. Горький в 1930 году отстаивал право детей на детство и право их писателей на развле­чение своего читателя. Дети рассматривались тогда официальны­ми органами и педагогами как подрастающие «строители нового мира», которых нужно как можно скорее включать в конкретное дело «строительства». «Было бы и вредно, и даже преступно, - протестовал против этой поспешности Горький, - втискивать детей в "серьезное", слишком грубо насилуя их неорганизован­ную и податливую волю».

«Я утверждаю: с ребенком нужно говорить забавно», - про­должает М. Горький развивать эту принципиальную для него мысль в другой статье 1930 года - «О безответственных людях и о дет­ской книге наших дней». Статья была направлена против тех, кто считал, что забавлять ребенка с помощью искусства - означает не уважать его. Между тем, подчеркивал писатель, даже первона­чальное представление о таких сложных понятиях и явлениях, как Солнечная система, планета Земля, ее страны, может быть пре­подано в играх, игрушках, веселых книжках. Даже о «тяжелых дра­мах прошлого можно и нужно рассказывать со смехом. Пусть дети знают забавную историю о том, как идиотизм людей, которые заботились навеки утвердить свое личное благополучие, затруд­нял развитие общечеловеческой культуры, задерживал и личное культурное развитие командующих идиотов».

Очень нужны юмористические персонажи, которые явились бы героями целых серий, продолжает Горький свои рассуждения в статье «Литературу - детям» (1933). Здесь дана целая программа образования и нравственного развития подрастающего поколения. Писатель сетовал, что очень мало пока удачных книжек для млад­шего возраста, и изданы они ничтожными тиражами. Подчерки­вал, что книга должна говорить с маленьким читателем языком образов, должна быть художественной. «Дошкольникам нужны про­стые и в то же время отмеченные высоким художественным мас­терством стихи, которые давали бы материал для игры, считал­ки, дразнилки». Необходимо издать и несколько сборников, со­ставленных из лучших образцов фольклора.

М.Горький призывал издателей тщательно отбирать «наиболее ценные книги из мировой и советской литературы, как обшей, так и детской», привлекать к детской литературе «широкие кадры писателей, ученых и художников». Огорчался из-за того, что дети находятся за кругом внимания литераторов: «...сочинители как будто считают ниже своего достоинства писать о детях и для детей».

Как известно, Горький много работал с начинающими писа­телями; некоторые из них под его влиянием обратились к детской литературе. Он советовал молодым авторам читать народные сказ­ки (статья «О сказках»), ибо они развивают фантазию, заставля­ют начинающего литератора оценить значение выдумки для ис­кусства, а главное, они способны «обогатить его скудный язык, его бедный лексикон». И детям, считал Горький, крайне нужно чтение сказок, как и произведений других фольклорных жанров. В конкретные планы изданий детских книг он рекомендовал вклю­чать русские былины, греческие мифы, скандинавский эпос, сказ­ки из «Тысячи и одной ночи»; даже предлагал выпустить серию книг «Для чего и как люди создавали сказки».

М. Горький высказывал свое мнение о том, как строить образ героя в детской литературе: следует несколько преувеличить как хорошие, так и плохие его черты; более определенно, чем во взрос­лой книге, выражать авторское отношение к персонажам; в кни­гах для младшего возраста уместнее раскрывать характер героя через его поступки, а для детей постарше - показывать процесс ста­новления характера.

Свои взгляды М. Горький стремился воплотить в жизнь. Он стал инициатором создания первого в мире детского издательства и участвовал в обсуждении его планов, как и планов детских теат­ров. Он переписывался с молодыми писателями и даже с детьми, чтобы узнавать их запросы и вкусы. Он намечал темы детских книг, которые затем разрабатывались писателями и публицистами - популяризаторами науки. По его инициативе возник первый по­слереволюционный детский журнал - «Северное сияние».

Тема детства в произведениях М. Гор ь ко го. Рас­сказы писателя для детей публиковались еще до революции. Неко­торые из них печатались в периодически издававшихся сборниках «Знание», которые пользовались большой популярностью в де­мократической среде.

В 1913-1916 годах Горький работал над повестями «Детство» и «В людях», продолжившими традицию автобиографической про­зы о детстве. Однако Алеша Пешков, герой повестей, вряд ли мог бы сказать о своем детстве вслед за Николенькой Иртеньевым: «О счастливая, невозвратимая пора!» И дело не только во вне­шних обстоятельствах («золотое детство» в дворянской усадьбе и «свинцовые мерзости» провинциального городка). Принципиаль­но отличаются сами творческие задачи художников. Лев Толстой акцентирует внимание на внутренней жизни ребенка, на форми­ровании его личности под благотворным влиянием окружающих людей и обстоятельств. Горький все внимание направляет на со­циально-нравственное самоопределение героя, происходящее во многом благодаря противостоянию окружающим.

Мещанство было для Горького средоточием низменных побуж­дений, невежества, стяжательства, застоя. Хотя и в этой среде он выделяет людей, близких его душе, но среда в целом вызывала у него глубокую неприязнь. Многочисленные бытовые картины в «Детстве» убедительно работают на мысль писателя: если в чело­веке не убита живая душа, он найдет в себе силы вырваться из такой среды, изменить свою жизнь на более осмысленную.

Очень важен и многомерен в повести образ бабушки, Акулины Ивановны. Писатель типизировал конкретный образ своей бабуш­ки, которая отличалась умом и высокой нравственностью. Душев­ным богатством бабушка щедро делится с Алешей: «До нее как будто спал я, спрятанный в темноте, появилась она, разбудила, вывела на свет, связала все вокруг меня в непрерывную нить...» Акулина Ивановна крепко хранит в себе народные нравственные заповеди и старается приобщить к ним внука, чтобы в дальней­шей жизни он «злого бы приказу не слушался, за чужую совесть не прятался». От бабушки Алеша слышит и великолепную рус­скую речь, впитывает все то, что может дать растущему человеку народное творчество.

Но мещанская среда нередко губила людей. Дед, человек неза­урядный, становится самодуром, способным на самые жестокие поступки. Добрая, чуткая мать Алеши оказывается беззащитной жертвой, не способной защитить ни себя, ни своего ребенка. Ве­селый, талантливый Цыганок погублен злобными людьми.

Нравственное взросление Алеши, «выламывание» его из ме­щанской среды начинается с протеста против ее мерзостей и же-стокостей. У него возникает и романтическое стремление защи­тить слабых, забитых, угнетенных. Взросление человека в пред­чувствии битвы со «свинцовыми мерзостями» жизни тонко пока­зано в продолжении «Детства» - повести «В людях». Такой путь становления личности неизбежно приводит человека, по мысли Горького, к участию в революционном движении.

В рассказах писателя дети часто оказываются несчастными, обиженными, порой даже гибнут, как, например, Ленька из рас­сказа «Дед Архип и Ленька» (1894). Пара нищих - мальчик и его дедушка - в своих странствиях по югу России встречаются то с людским сочувствием, то с равнодушием и злобой. «Ленька был маленький, хрупкий, в лохмотьях он казался корявым сучком, отломленным от деда - старого иссохшего дерева, принесенного и выброшенного сюда, на песок, на берег реки».

Горький наделяет своего героя добротой, способностью к со­чувствию, честностью. Ленька, по натуре поэт и рыцарь, хочет заступиться за маленькую девочку, потерявшую платок (за та­кую потерю ее могут побить родители). Но дело в том, что пла­ток подобрал его дед, который к тому же украл казацкий кин­жал в серебре. Драматизм рассказа проявляется не столько во внешнем плане (казаки обыскивают нищих и выдворяют их из станицы), сколько в переживаниях Леньки. Его чистая детская душа не принимает поступков деда, хотя и совершённых ради него же. И вот уже смотрит он на дела новыми глазами, и лицо деда, еще недавно родное, становится для мальчика «страшно, жалко и, возбуждая в Леньке то, новое для него, чувство, за­ставляет его отодвигаться от деда подальше». Чувство собствен­ного достоинства не покинуло его, несмотря на нищую жизнь и все связанные с ней унижения; оно настолько сильно, что тол­кает Леньку на жестокость: он говорит умирающему деду злые, обидные слова. И хотя, опомнившись, просит у него прощения, но кажется, что в финале смерть Леньки наступает и от раская­ния тоже. «Сначала решили похоронить его на погосте, потому что он еше ребенок, но, подумав, положили рядом с дедом, под той же осокорью. Насыпали холм земли и на нем поставили гру­бый каменный крест».

Подробные описания душевного состояния ребенка, взволно­ванный тон рассказа, его жизненность привлекли внимание чита­телей. Резонанс был именно таким, какого и добивались револю­ционно настроенные писатели той поры: читатели проникались сочувствием к обездоленным, возмущались обстоятельствами и законами жизни, которые допускают возможность такого суще­ствования ребенка.

«Скучную и нелегкую жизнь изживал он», - говорит писатель о Мишке, герое рассказа «Встряска» (1898). Подмастерье в ико­нописной мастерской, он делает множество самых разных дел и за малейшую промашку его бьют. Но вопреки тяжести быта маль­чик тянется к красоте и совершенству. Увидев клоуна в цирке, он пытается передать свое восхищение всем окружающим - масте­рам, кухарке. Оканчивается это плачевно: увлекшись подражанию клоуну, Мишка случайно смазывает краску на сырой еще иконе; его жестоко избивают. Когда он, со стоном схватившись за голо­ву, упал к ногам мастера и услышал смех окружающих, то этот смех «резал Мишке душу» сильнее физической «встряски». Ду­шевный взлет мальчика разбивается о людское непонимание, оз­лобленность и равнодушие, вызванные монотонностью, серой буд­ничностью жизни. Избитый, он во сне видит себя в костюме кло­уна: «Полный восхищения пред своей ловкостью, веселый и гор­дый, он прыгнул высоко в воздух и, сопровождаемый гулом одоб­рения, плавно полетел куда-то, полетел со сладким замиранием сердца...» Но жизнь жестока, и назавтра ему предстоит «снова проснуться на земле от пинка».

Свет, идущий от детства, уроки, которые дают дети взрос­лым, детская непосредственность, душевная щедрость, бессреб­реничество (хотя часто им самим приходится зарабатывать на жизнь) - вот чем наполнены рассказы М.Горького о детях.

Десятилетний Пепе из «Сказок об Италии» (1906-1913) по­стоянно весел и беззаботен, «его все занимает: цветы, густыми ручьями текущие по доброй земле, ящерицы среди лиловатых кам­ней, птицы в чеканной листве олив, в малахитовом кружеве ви­ноградника, рыбы в темных садах на дне моря...» Мальчик пред­стает перед читателем как неотъемлемая часть прекрасной приро­ды. Из столкновений с жизненными заботами он пока выходит победителем. Теплым юмором полны описания его «подвигов»: доверчивая синьора поручила ему отнести корзину с яблоками, но он по пути подрался со сверстниками («ведь они начали сме­яться над моей матерью») и яблоки использовал в качестве мета­тельных снарядов. Брюки богатого американца очень пригодились Пепе: от его собственных штанов «на ногах оставалось совсем не­много». И он очень удивился, что американец недоволен таким оборотом дела: будь у Пепе столько брюк, он бы обязательно по­делился. Веселое лукавство и беззаботное озорство мальчика вы­зывают симпатию к нему у читателей, а взрослые, окружающие его в рассказе, гадают, кем он станет, когда вырастет: анархи­стом, поэтом... Но «всеми почитаемый Пасквлино говорит свое:

Дети будут лучше нас, и жить им будет лучше!»

Сказки. Горьковские «Сказки об Италии» носят такое назва­ние условно: это рассказы о стране, в которой он провел долгие годы. (В 1921 году М. Горький уехал за границу, в частности, из-за обострившегося туберкулеза легких.) Но есть у него и подлинные сказки. Первые из них предназначались для сборника «Голубая книжка» (1912), адресованного маленьким детям. Вошла в сбор­ник сказка «Воробьишке», а другая - «Случай с Евсейкой» - ока­залась для этого сборника слишком взрослой. Появилась она в том же году в приложении к газете «День». В этих сказках действуют чудесные, умеюшие разговаривать животные, без которых ска­зочный мир не мог бы существовать.

Воробьишко Пудик летать еще не умел, но уже с любопыт­ством выглядывал из гнезда: «Хотелось поскорее узнать, что та­кое Божий мир и годится ли он для него». Пудик очень любозна­телен, все-то ему хочется понять: отчего деревья качаются (пусть перестанут - тогда и ветра не будет); почему это люди бескры­лые - им что, кошка крылья оборвала?.. Из-за непомерного лю­бопытства Пудик и попадает в беду - вываливается из гнезда; а уж кошка «рыжая, зеленые глаза» тут как тут. Происходит сраже­ние между мамой-воробьихой и рыжей разбойницей. Пудик от страха даже первый раз в жизни взлетел... Все кончилось благопо­лучно, «если забыть о том, что мама осталась без хвоста».

В образе Пудика ясно проглядывает характер ребенка - непо­средственного, непослушного, шаловливого. Мягкий юмор, не­броские краски создают теплый и добрый мир этой сказки. Язык ясный, простой, понятный малышу. Речь персонажей-птичек ос­нована на звукоподражании:

    Что, что? - спрашивала его воробьиха-мама.

Он потряхивал крыльями и, глядя на землю, чирикал:

    Чересчур черна, чересчур!

Прилетал папаша, приносил букашек Пудику и хвастался:

    Чив ли я?

Мама-воробьиха одобряла его:

    Чив, чив!

Характер героя в сказке «Случай с Евсейкой» посложнее, ибо герой и по возрасту старше Пудика. Подводный мир, где оказыва­ется мальчик Евсейка, населен существами, которые находятся друг с другом в непростых отношениях. Маленькие рыбешки, на­пример, дразнят большого рака - поют хором дразнилку:

Под камнями рак живёт. Рыбий хвостик рак жует. Рыбий хвостик очень сух. Рак не знает вкуса мух.

В свои отношения подводные жители пытаются втянуть и Ев-сейку. Он же стойко сопротивляется: они - рыбы, а он - человек. Ему приходится хитрить, чтобы не обидеть кого-нибудь неловким словом и не навлечь на себя неприятностей. Реальная жизнь Ев-сейки переплетается с фантастикой. «Дуры, - мысленно обраща­ется он к рыбам. - У меня по русскому языку в прошлом году две четвёрки было». К финалу действие сказки движется через цепь забавных ситуаций, остроумных диалогов. В конце концов оказы­вается, что все эти чудесные события Евсейке приснились, когда он, сидя с удочкой на берегу моря, заснул. Так Горький решил традиционную для литературной сказки проблему взаимодействия вымысла и реальности.

В «Случае с Евсейкой» много легких, остроумных стихов, охотно запоминаемых детьми. Еще больше их в сказке «Самовар», кото­рую писатель включил в первую составленную и отредактирован­ную им книгу для детей - «Елка» (1918). Этот сборник - часть большого плана писателя по созданию библиотеки детской лите­ратуры. Сборник был задуман книжкой веселой. «Побольше юмо­ра, даже сатиры», - напутствовал Горький авторов. Чуковский вспоминал: «Сказка самого Горького "Самовар", помешенная в начале всей книги, есть именно сатира для детей, обличающая самохвальство и зазнайство. "Самовар" - проза в перемежку со стихами. Вначале он хотел назвать ее "О самоваре, который за­знался", но потом сказал: "Не хочу, чтобы вместо сказки была проповедь!" - и переделал заглавие».

Действительно, в сказке нет «проповеди», но нравоучение без­условно содержится. Однако заключено оно в такую забавную, игровую форму, что воспринимается читателем легко и весело, без малейшего протеста. Герой сказки Самовар «и вправду, очень любил хвалиться; он считал себя умницей, красавцем, ему давно уже хотелось, чтоб Луну сняли с неба и сделали из нее поднос для него». Каждый персонаж этой сказки обладает своим голосом. Синий сливочник, из которого вылили все сливки, раздраженно говорит пустой стеклянной сахарнице: «Все пустое, все пустое! Надоели эти двое». А сахарница отвечает «сладеньким голосом»: «Да, их болтовня раздражает и меня». Чайник, чашки, самоварная тушилка общаются между собой только стихами, причем все пых­тят, фыркают... Самовар разваливается на кусочки - тут и сказке конец.

В одном из писем детям Горький замечал: «Я хотя и не очень молод, но не скучный парень и умею недурно показывать, что делается с самоваром, в который положили горячих углей и забы­ли налить воду». Однако этим смысл сказки, конечно же, не ис­черпывается; он приоткрывается маленькому читателю в финаль­ном бормотании тушилки:

Вот смотрите: люди вечно Жалуются на судьбу, А тушилку позабыли Надеть на трубу!

В сборнике «Елка» была напечатана и сказка Горького «Про Иванушку-дурачка». Чуковский рассказывал: когда речь зашла о сказочном тексте, где фигурировал бы этот фольклорный герой, Горький вспомнил сказку, слышанную им в детстве от бабушки. «И, не глядя ни на кого, даже словно конфузясь, стал рассказы­вать нам волшебную сказку о глупом Иванушке, который жил работником у медведя Михаилы Потапыча». Через несколько дней он записал ее и отдал для сборника.

«Про Иванушку-дурачка» - не просто запись фольклорного про­изведения, хотя и имеет подзаголовок: «Русская народная сказка». Это литературная, т.е. авторская, сказка, созданная на народной основе. Стиль и язык здесь - типично горьковские, а из фолькло­ра - характер юмора. Герой совершает столь нелепые поступки, что даже сердиться на него невозможно. Хозяин-медведь от души хохочет, когда Иванушка несет в лес снятую с петель дверь, кото­рую ему велели стеречь.

«Экой ты дурачок! Вот я тебя съем за это!» - заявляет медведь. А Ива­нушка отвечает: «Ты лучше детей съешь, чтоб они в другой раз отца-матери слушались, в лес не бегали!» Медведь еше сильней смеется, так и катается по земле со смеху!

Сказка много раз переиздавалась. В ней нашли свое отражение взгляды М.Горького на народную сказку как на неиссякаемый источник оптимизма и юмора, к которым необходимо приобщать и детей, а также его подход к литературной обработке фольклора.

Общественные идеи и творческие принципы М.Горького, его многообразная деятельность на ниве отечественной культуры лег­ли в основу дальнейшего развития детской литературы.

ДЕТСКИЕ ЖУРНАЛЫ

Значительную роль в становлении детской периодической печати после 1917 года, в очень трудное для страны время, сыграл основан­ный М. Горьким в 1919 году журнал «Северное сияние». В открывавшем первый его выпуск «Слове к взрослым» М. Горький писал: «В пред­лагаемом журнале мы - по мере сил наших - будем стремиться воспитывать в детях дух активности, интерес и уважение к силе ра­зума, к поискам науки, к великой задаче искусства - сделать чело­века сильным и красивым». Ввести читателя в невиданную жизнь, где «плавится темная руда прошлого, куются новые формы жизни и смелый взор человека смотрит в будущее уверенно», редакция пред­полагала с помощью писателей, способных объяснить 9- 12-летне­му ребенку смысл происходящего «талантливо, умело, в формах, легко усвояемых». Такими авторами в журнале были сам М. Горь­кий, А.П.Чапыгин, В.Я.Шишков, И.Я.Воинов.

Много внимания журнал уделял воплощению в жизнь горь-ковской идеи воспитания в детях уважения к творческому труду. В публиковавшихся очерках и статьях, рассказах и стихах неиз­менно присутствовала мысль, что труд - начало всех начал, со­здатель духовной и материальной культуры, главный творец че­ловеческой личности. Рассказы, сказки, научно-популярные очерки составляли содержание отдела «Клуб любознательных», тоже на­правленного на реализацию замысла воспитывать в детях уваже­ние к всепобеждающей силе человеческого разума. Однако далеко не все, что было задумано, было осуществлено. Как отмечают не­которые исследователи (И.Халтурин, Л.Колесова), журнал стра­дал декларативностью и нередко художественной примитивно­стью многих прозаических и особенно поэтических произведений. В нем почти невозможно было встретить индивидуальный, запо­минающийся образ, не было системы в отборе материалов. И все же это был первооткрыватель новой тематики в детской литерату­ре, причем на его страницах нашли воплощение и продолжение прогрессивные традиции русской детской литературы - стремле­ние приобщить маленького читателя к реальной жизни, внушить ему веру в человека, его силы и возможности. К сожалению, жур­нал просуществовал всего два года - из-за нехватки бумаги, и редакция его не смогла полностью реализовать свои замыслы.

В том же 1919 году возник и журнал «Красные зори». Хотя вы­шли всего два его номера, он интересен тем, что предпринял попытку установить тесную взаимосвязь с читателем. Впоследствии многие наши детские периодические издания широко использо­вали такую форму общения со своей аудиторией. При этом журна­ле создавался детский творческий актив, организован был сад-клуб. Однако непреодолимые в тот период материальные трудно­сти быстро положили конец интересным начинаниям. Подобная же участь постигала и многие другие то и дело возникавшие дет­ские журналы, искавшие новые формы и методы общения с чи­тателем: «Юные товарищи», «Барабан», «Юные строители».

Альманах «Воробей» появился в Петрограде в 1923 году. Глав­ной целью его организаторов было наметить направления^ по которым должна была развиваться детская литература. Возникло это издание при Студии детской литературы Института дошколь­ного образования. Здесь собралась группа писателей, вскоре со­ставившая основной костяк детской литературы советского пе­риода: В.Бианки, Б.Житков, Е.Данько, Е.Шварц, С.Маршак. Последнего, взявшего на себя наибольший труд по организации работы альманаха, глубоко не удовлетворяла «вневременность» многих его материалов. В попытках преодолеть разрыв с жизнью Маршак пришел к мысли создать детский журнал «Новый Ро­бинзон». Начались напряженные поиски форм подачи материа­лов, поиски авторов, в том числе и «взрослых» литераторов. Пер­вые большие успехи журналу принесла регулярно появлявшаяся на его страницах «Лесная газета», которую и набирали, и вер­стали по-газетному. Автором ее был Виталий Бианки, биолог по образованию. Как он признавался в эссе «Отчего пишу про лес», у него «была и осталась цель, одно желание, страстное, неудер­жимое: рассказывать, рассказывать, кричать, петь людям о ра­достях той жизни, которую они забывают, мимо которой прохо­дят равнодушно».

И в других разделах журнала нередки были материалы, ис­полненные столь же трепетного отношения к предмету изобра­жения, будь то художественная литература, обзор новых детских книг, рассказы о достижениях науки или повествование о путе­шествиях и географических открытиях. Их авторами выступали «бывалые люди», досконально знавшие то, о чем они рассказы­вали, и стремившиеся передать свою увлеченность детям. Здесь кроме В.Бианки начинали свою писательскую жизнь Б.Житков, М. Ильин и др. Авторами «Нового Робинзона» были и уже про­явившие себя литераторы - К.Федин, Б.Лавренев, Б.Пастер­нак, В.Каверин. Как отмечает историк детской литературы И.Лупанова, этот журнал стал местом рождения новых писате­лей, новых жанров, новых журнальных форм подачи материалов детям.

Получившие широкую популярность у детского читателя журналы «Чиж» (1928-1935) и «Ёж» (1930-1941) выходили в Ленингра­де в одной и той же редакции, во многом продолжавшей традиции «Нового Робинзона». «Чиж» предназначался малышам, а «Ёж» - детям постарше. Сотрудниками этих изданий и авторами были люди талантливые, яркие: С.Маршак, Н.Олейников, Е.Шварц, Б.Жит­ков, Е.Чарушин, литераторы, входившие в группу ОБЭРИУ - Д.Хармс, А.Введенский, Ю.Владимиров, Н.Заболоцкий, став­шие великолепными мастерами детского стихосложения. Они де­лали веселые, наполненные юмором, пародийностью и мягкой сатирой журналы. Однако при этом редакция их очень ответствен­но относилась к вопросам детского воспитания и стремилась не только формировать у своих читателей высокие морально-нрав­ственные установки, но и сделать их заинтересованными и дея­тельными участниками происходящих в стране событий. Такие задачи привели к тому, что в журналах появились произведения публицистического направления - соответственно возрасту чи­тателей. В оригинальной и острой очерковой форме Н.Олейни­ков, Б.Житков, М.Ильин старались рассказать детям о важных событиях, происходивших в стране.

На страницах «Ежа» печатались и произведения, которые мож­но отнести к жанру психологической детской прозы. Это, напри­мер, были рассказы Н.Заболоцкого, В.Каверина, Б.Житкова. Но­вые формы материалов заставляли редакцию искать и какие-то иные решения в их иллюстрировании и размещении на страницах журнала. Свое оригинальное слово здесь сумели сказать такие ху­дожники, как Н.Радлов, Н.Тырса, В.Лебедев, А. Пахомов. Мож­но сказать, что их деятельность художников-журналистов, обла­давших обширной эрудицией и отличным знанием происходив­ших вокруг событий, не имела до этого аналогов в детской пери­одике.

Публицистика вначале была основным жанровым направлени­ем московского детского журнала «Пионер». Он и задуман был как общественно-политическое издание для читателей пионер­ского возраста. С течением времени, однако, все большее место на его страницах начали занимать материалы общественно-художе­ственного характера. Большую роль в этом сыграл его редактор Б. Ивантер, который сумел объединить вокруг журнала лучшие литературные силы страны. На страницах «Пионера» можно было встретить имена К.Чуковского, С.Маршака, Р.Фраермана, К.Па­устовского, В.Каверина, Л.Пантелеева. Л.Кассиль опубликовал здесь свою широко известную повесть «Кондуит и Швамбрания». Тесно сотрудничал с журналом А. Гайдар. Он не только печатал на его страницах свои произведения («Пусть светит», «Голубая чашка», «Комендант снежной крепости», «Тимур и его коман­да»), но и активно переписывался и встречался с читателями.

Писательница Н.Ильина, ряд лет стоявшая во главе журнала, от­мечала, что произведения Гайдара, по существу, определяли ха­рактер этого издания.

ДИСКУССИИ О ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

В 20-е годы детские книги выходили в детских редакциях круп­нейшего государственного издательства (Госиздата), а также в ряде других государственных и частных издательств (тогда еще суще­ствовавших). Требовалось осмысление этой продукции, ее класси­фикация, оценка. Ив 1921 году появилось научное учреждение - Институт детского чтения. Здесь рассматривались насущные во­просы развития литературы для детей: традиции и новаторство, роль сказки, критерии оценки детской книги, ее язык, содержа­ние, герои. В дискуссиях принимали участие как видные писатели (М.Горький, С.Маршак, К.Чуковский), так и ученые, педагоги, критики, издательские работники. Со статьями о детской литера­туре выступали даже государственные деятели - нарком просве­щения с 1917 года А.В.Луначарский, член коллегии этого нарко­мата Н. К. Крупская и др.

Чрезвычайно остро стоял тогда вопрос об отношении к клас­сическому литературному наследию. Спорили о том, должна ли советская литература опираться на традиции русской классики: решали вопрос, как отделить то, что пойдет ей на пользу, от того, что будет мешать поискам новых форм и нового содержания. Одни стояли за современную, наполненную злободневным материалом детскую книгу, другие утверждали, что нельзя пренебрегать веч­ными нравственными ценностями.

М. Горький выступил в защиту классики. В статье «О новом и старом» он замечал: «...О прошлом, которое теперь уходит, чтобы не возвратиться, книги расскажут детям лучше, умнее, чем отцы и матери». Недаром он еще в 1918 году начал работу по отбору произведений классической литературы для детских изданий. Пи­сатель был убежден в особой ценности этих произведений для формирования личности ребенка в новых исторических условиях. Позже, в 20-е годы, Горький в ряде статей резко осудил против теорий социологов-вульгаризаторов, по чьей инициативе из дет­ских библиотек изымались произведения классической литературы.

Жизненно важной для детской литературы была дискуссия о сказке, возникшая в начале 20-х годов и перешагнувшая за преде­лы десятилетия. Возражения против сказок сводились в основном к следующему. Сказка отвлекает ребенка от реальной жизни: она отражает идеологию буржуазного мира; заключает в себе мисти­цизм и религиозность. Сказочный антропоморфизм тормозит ут­верждение ребенка в его реальном опыте: ребенок не может со­здать устойчивые связи между собой и внешней средой, которые необходимы для его нормального развития. Основой этих утверж­дений был активный атеизм, примитивное материалистическое мировоззрение, не допускающее в жизни никаких «тайн».

Такой авторитетный деятель, как Н.К.Крупская, также вы­ступала против сказки. Особенно ее беспокоило несоответствие «чудесной формы» и «чуждого содержания». Поэтому она предла­гала создавать современные сказки - продуманные, работающие на воспитание «горячих борцов». И советовала для этого изучить жанры старой сказки, по-новому перестроить их, учитывая со­временную действительность, и влить в эти обновленные сказоч­ные формы новое, коммунистическое содержание. В народной же сказке Крупская видела пользу лишь тогда, когда в ней речь идет о предметах близких и понятных, а не о «явлениях волшебства», тем более что ребенок еще не в состоянии понять, где правда, а где выдумка. В целом же жить и развиваться ребенок должен под влиянием литературы «реалистической до крайности».

А. В. Луначарский не разделял взглядов Крупской. Он считал ошибкой отказ от фантастического мира сказки, переход к «сто­процентному реализму». Препятствовать тяготению ребенка к вол­шебству, к фантастике, тайне и вымыслу - значит, калечить его, мешать нормальному развитию личности, утверждал он.

М. Горький, бывший неизменным сторонником сказки, пола­гал, что для человека увлекательна и поучительна «выдумка - изумительная способность нашей мысли заглядывать далеко впе­ред факта». Поэтому сказка благотворно воздействует на душевное и умственное созревание детей. Горький указывал спорящим о сказке еще и на огромное влияние фольклора на художественную литературу. «Сказками и темами сказок издревле пользовались ли­тераторы всех стран и всех эпох, - писал он. - Формальная, сю­жетная и дидактическая зависимость художественной литературы от устного творчества народа совершенно несомненна и очень по­учительна».

Совет детским писателям учиться у сказки давал и С. Я. Маршак. Особенно возмущала его группа спорящих, по мнению которых для детей нельзя печатать вообще ни одной народной сказки. Маршак, Чуковский и другие детские писатели, использовавшие в своем творчестве фольклорные традиции, были и сами объектами нападок.

В 1929 году состоялась широкая дискуссия о детском чтении. Принявший в ней участие Луначарский гневно обрушился на тех критиков, которые травили детских писателей, опиравшихся на народную сказку. Только с учетом ее художественных средств можно создать истинно детское произведение, считал Луначарский.

По каким же критериям можно определить «истинность» дет­ского произведения? Тут мнения критиков и теоретиков детской литературы также разделились. Н. К. Крупская, ставшая в 1929 году уже не просто членом коллегии наркомата просвещения, а заме­стителем наркома, в статье «К вопросу об опенке детской книж­ки» высказала такие мысли: книга должна расширять понятия ре­бенка о социальных отношениях, в ней должны быть «выпукло и рельефно» изображены типы людей, их характеры и события, в которых они участвуют; представлено все это должно быть в «ярко выраженном драматическом движении».

Другие видели «знак качества» детской книги в оригинально­сти сюжета, в совершенстве художественной формы, богатстве и безупречности языка.

Педагоги предлагали оценивать детское произведение по его образовательно-воспитательному значению. Противники же тако­го подхода горячо протестовали против унылого дидактизма, пре­вращающего художественные произведения в учебные пособия.

Высказывалось мнение, что полноценность детского произве­дения напрямую связана с полноценностью образа главного ге­роя. Он должен воплощать все то значительное, чем живет в дан­ный момент общество; только такой герой может претендовать на роль «властителя дум». Под этим углом зрения анализировались критиками и педагогами многие детские книги, например «Крас­ные дьяволята» П.Бляхина, «Дневник Кости Рябцева» Н.Огнёва, «Республика Шкид» Г. Белых и Л. Пантелеева.

Отвечает та или иная книга интересам самих детей? Находится ли с ними в психологическом контакте? Такие вопросы также предлагалось ставить в основу оценки детской книжки. И это было немаловажно, так как «детский спрос» еще слабо учитывался тог­да в конкретной практике.

В 1929-1931 годах дискуссии о детской литературе передвину­лись в сторону ее содержания. Раздавались голоса, ратовавшие за создание детского приключенческого романа. Слышались и упре­ки писателям в том, что детское художественное произведение содержит мало сведений по различным отраслям знаний, не зна­комит детей с промышленностью, с производством. Луначарский в докладе «Пути детской книги» делал упор на том, что сюжеты для детских книг следует брать из жизни современного ребенка, всесторонне отражать в них современную жизнь.

В 1928 году состоялась попытка создать журнал, в котором на­ходили бы отражение непрекращающиеся споры о детской лите­ратуре и вырисовывалась общая картина издания детских книг в стране. Но такой журнал - «Книга детям» - просуществовал все­го два года, очевидно, не справившись с поставленной задачей.

Однако детская литература продолжала плодотворно разви­ваться - прежде всего усилиями талантливых писателей, кото­рых не могли сбить с толку никакие теоретические нелепости. В 30-е годы в связи с консолидацией писателей - в немалой степени благодаря усилиям А. М. Горького - поутихли страсти и вокруг детской литературы. А достижений у нее в 30-е годы было немало.

ПОЭЗИЯ В ДЕТСКОМ ЧТЕНИИ (ОБЗОР)

Поэзия о детстве и для детей в 20-е годы переживала пору невиданного обновления. Связано это было с расцветом «взрос­лой» поэзии, которая представляла собой своего рода экспери­ментальную лабораторию. Совершенно разные по направлению и творческой манере поэты видели перед собой общую цель - най­ти формулу искусства XX века. Поиски вели к истокам речи - языку детей, в том числе к речевой «зауми».

Развитие детской поэзии проходило под огромным влиянием футуристов, прежде всего В.Хтебникова и В.Маяковского, а так­же поэтов-«заумников», в частности Н.Заболоцкого 1 . Начало «заум­ной поэзии» было положено А. Кручёных и В.Хлебниковым. Поэ-ты-обэриуты развивали эти идеи. Футуристы и «заумники» спо­собствовали возрождению традиций народной поэзии, сохранив­шей отголоски скоморошества, «языческой» игры со словом.

Для детей издавались книги таких «взрослых» поэтов, как О.Мандельштам («Примус», 1925; «Кухня», 1926), Б.Пастернак («Карусель», 1926; «Зверинец», 1929), а также стихи Н.Асеева и С. Кирсанова.

В золотой фонд детской поэзии вошли произведения Чуков­ского, Маяковского, Маршака, Барто. Михалкова, поэтов груп­пы ОБЭРИУ. Маленькие читатели открыли мир поэзии разных народов в переводах Маршака и Чуковского. В наше время круг детского чтения пополнился стихами поэтов, считавшихся ра­нее сугубо взрослыми, недоступными для ребенка, - Ахмато­вой, Цветаевой, Хлебникова, Гумилева, Мандельштама, Пас­тернака.

1 «Заумники» разрабатывали основы поэзии, которая должна воздействовать не смыслом слов, а их звучанием.


Интересно, что маленькие дети, осваивающие речь, порой лучше воспринимают «сложного» поэта, чем взрослые. Так, им близки неологизмы Велимира Хлебникова: лебедиво, облакини, смеюнчики, смеишки, снежимочка и пр. В его речевых импровиза­циях дети могут услышать больше взрослых, поскольку детский слух улавливает легчайшее соответствие между звуком и смыс­лом, между отдельным словом и цельной образной картиной. Сти­хотворения Хлебникова «Птичка в клетке», «Кому сказатеньки...», «Там, где жили свиристели», «Мудрость в силке», «Кузнечик», «Заклятие смехом» доставляют маленьким чистую радость.

Небольшой поэтический этюд Анны Ахматовой «Мурка, не ходи, там сыч...» - одно из первых в русской поэзии стихотворе­ний, где передана интонация детской души, переживающей страх перед обычной вещью - подушкой с вышивкой.

Импрессионизм Осипа Мандельштама нередко оказывается схож с детским фантазийным мышлением, в мгновенной прихо­ти объединяющим вымысел и реальность:

Сусальным золотом горят В лесах рождественские ёлки; В кустах игрушечные волки Глазами страшными глядят.

Борис Пастернак утверждал, что младенчество - это колыбель поэзии, что ребенок непременно наделен музыкально-поэтичес­ким даром:

Так начинают. Года в два От мамки рвутся в тьму мелодий, Щебечут, свищут, - а слова Являются о третьем годе.

Речевые способности всякого маленького ребенка не уступают редкостному дарованию взрослого поэта, следовательно, детям можно и нужно предлагать широкий спектр стихотворений, т.е. учитывать равенство детской и взрослой гениальности.

Детский рассказ про животных

У воробьев совсем так же, как у людей: взрослые воробьи и воробьихи - пичужки скучные и обо всем говорят, как в книжках написано, а молодежь - живет своим умом.

Жил-был желторотый воробей, звали его Пудик, а жил он над окошком бани, за верхним наличником, в теплом гнезде из пакли, моховинок и других мягких материалов. Летать он еще не пробовал, но уже крыльями махал и всё выглядывал из гнезда: хотелось поскорее узнать - что такое божий мир и годится ли он для него?

Что, что? - спрашивала его воробьиха-мама.
Он потряхивал крыльями и, глядя на землю, чирикал:
- Чересчур черна, чересчур!
Прилетал папаша, приносил букашек Пудику и хвастался:
- Чив ли я?
Мама-воробьиха одобряла его:
- Чив, чив!

А Пудик глотал букашек и думал: "Чем чванятся - червяка с ножками дали - чудо!" И всё высовывался из гнезда, всё разглядывал.

Чадо, чадо, - беспокоилась мать, - смотри - чебурахнешься!
- Чем, чем? - спрашивал Пудик.
- Да не чем, а упадешь на землю, кошка - чик! и слопает! - объяснял отец, улетая на охоту.
Так всё и шло, а крылья расти не торопились. Подул однажды ветер Пудик спрашивает:
- Что, что?
- Ветер. Дунет он на тебя - чирик! и сбросит на землю - кошке! - объяснила мать.
Это не понравилось Пудику, он и сказал:
- А зачем деревья качаются? Пусть перестанут, тогда ветра не будет...
Пробовала мать объяснить ему, что это не так, но он не поверил - он любил объяснять всё по-своему.
Идет мимо бани мужик, машет руками.
- Чисто крылья ему оборвала кошка, - сказал Пудик, - одни косточки остались!
- Это человек, они все бескрылые! - сказала воробьиха.
- Почему?
- У них такой чин, чтобы жить без крыльев, они всегда на ногах прыгают, чу?
- Зачем?
- Будь-ка у них крылья, так они бы и ловили нас, как мы с папой мошек...
- Чушь! - сказал Пудик. - Чушь, чепуха! Все должны иметь крылья. Чать, на земле хуже, чем в воздухе!.. Когда я вырасту большой, я сделаю, чтобы все летали.
Пудик не верил маме; он еще не знал, что если маме не верить, это плохо кончится. Он сидел на самом краю гнезда и во всё горло распевал стихи собственного сочинения:

Эх, бескрылый человек,
У тебя две ножки,
Хоть и очень ты велик,
Едят тебя мошки!
А я маленький совсем,
Зато сам мошек ем.

Пел, пел да и вывалился из гнезда, а воробьиха за ним, а кошка - рыжая, зеленые глаза - тут как тут.
Испугался Пудик, растопырил крылья, качается на сереньких ногах и чирикает:
- Честь имею, имею честь...
А воробьиха отталкивает его в сторону, перья у нее дыбом встали - страшная, храбрая, клюв раскрыла - в глаз кошке целит.
- Прочь, прочь! Лети, Пудик, лети на окно, лети...
Страх приподнял с земли воробьишку, он подпрыгнул, замахал крыльями - раз, раз и - на окне! Тут и мама подлетела - без хвоста, но в большой радости, села рядом с ним, клюнула его в затылок и говорит:
- Что, что?
- Ну что ж! - сказал Пудик. - Всему сразу не научишься!
А кошка сидит на земле, счищая с лапы воробьихины перья, смотрит на них - рыжая, зеленые глаза - и сожалительно мяукает:
- Мяа-аконький такой воробушек, словно мы-ышка... мя-увы...
И всё кончилось благополучно, если забыть о том, что мама осталась без хвоста...

Смотрите также: "До первого дождя" В.А. Осеева

Комментарии посетителей сайта:

Иван (01:52:54 01/10/2011):
Этот рассказ должен быть настольной книгой моей девушки , и не только моей)

таня (19:18:18 13/05/2012):
бедная воробьиха без хвоста теперь хато все живы

Ната (17:09:19 01/08/2012):
Это был мой любимый рассказ в детстве - по 10 раз в день заставляла маму читать мне его. А сейчас удивляюсь, какой же он короткий! В детстве не только деревья кажутся большими, но и рассказы длинными

саша (17:05:46 02/08/2012):
хорошо что все живы жаль воробьиху

Ира (12:28:21 14/02/2013):
Детство вспомнилось! хороший рассказик!

Гость (13:53:14 28/03/2013):
рассказ хороший жаль что воробьиха без хвоста осталась

Зоя (19:30:08 11/08/2013):
Очень хороший рассказ.Раньше он был в программе школы.

Klykova2004 (15:49:05 13/12/2013):
У моей дочки в школе задоли план по этому рассказу написать! Только я нечего не знаю как этот план составлять Поможете?!

Гость (15:28:26 15/01/2014):
рассказ хороший но воробьиху жалко

лёша (09:33:09 06/02/2014):
В школе задали этот рассказ как изложение! Сейчас сидим с другом и списываем этот текст)))

Ярослав (11:41:25 12/01/2015):
хорошый расказ только маму жалко

Человек (15:24:31 05/06/2017):
Хороший рассказ, но грустный

Ваше имя:

Горький Максим, настоящее имя - Пешков Алексей Максимович (1868 - 1936), прозаик, драматург, поэт, публицист. Родился в Нижнем Новгороде в семье столяра краснодеревщика, после смерти отца жил в семье деда В.Каширина, владельца красильного заведения.

В одиннадцать лет, став круглым сиротой, начинает работать, сменив многих "хозяев": посыльным при обувном магазине, посудником на пароходах, чертежником и др. Только чтение книг спасало от отчаяния беспросветной жизни.

В 1884 приезжает в Казань, чтобы осуществить свою мечту - учиться в университете, но очень скоро понимает всю нереальность такого плана. Начинает работать. Позже Горький напишет: "Я не ждал помощи извне и не надеялся на счастливый случай... Я очень рано понял, что человека создает его сопротивление окружающей среде." В свои 16 лет он уже многое знал о жизни, но четыре года, проведенных в Казани, сформировали его личность, определили его путь. Начал вести пропагандистскую работу среди рабочих и крестьян (с народником М.Ромасем в селе Красновидово). С 1888 начинаются странствия Горького по России, с целью лучше узнать ее и ближе познакомиться с жизнью народа.

Прошел через донские степи, по Украине, до Дуная, оттуда - через Крым и Северный Кавказ - в Тифлис, где провел год, работая молотобойцем, затем конторщиком в железнодорожных мастерских, общаясь с революционными деятелями и участвуя в нелегальных кружках. В это время написал свой первый рассказ - "Макар Чудра", опубликованный в тифлисской газете, и поэму "Девушка и смерть" (напечатан в 1917).

С 1892, вернувшись в Нижний Новгород, занимается литературным трудом, публикуясь в поволжских газетах. С 1895 рассказы Горького появляются в столичных журналах, в "Самарской газете" стал известен как фельетонист, выступая под псевдонимом Иегудиил Хламида. В 1898 выходят в свет "Очерки и рассказы" Горького, сделавшие его широко известным в России. Много трудится, быстро вырастая в большого художника, новатора, способного повести за собой. Его романтические рассказы звали к борьбе, воспитывали героический оптимизм ("Старуха Изергиль", "Песня о Соколе", "Песня о Буревестнике").

В 1899 был опубликован роман "Фома Гордеев", выдвинувший Горького в ряд писателей мирового класса. Осенью этого года он приезжает в Петербург, где знакомится с Михайловским и Вересаевым, с Репиным; позже в Москве - с Л.Толстым, Л.Андреевым, А.Чеховым, И.Буниным, А.Куприным и другими писателями. Сходится с революционными кругами и за написание прокламации, призывавшей к свержению царской власти в связи с разгоном студенческой демонстрации, был выслан в Арзамас.

В 1901 - 02 написал свои первые пьесы "Мещане" и "На дне", поставленные на сцене МХАТа. В 1904 - пьесы "Дачники", "Дети солнца", "Варвары".

В революционных событиях 1905 Горький принимал самое активное участие, был заключен в Петропавловскую крепость за антицаристские прокламации. Протест русской и мировой общественности заставляет правительство освободить писателя. За помощь деньгами и оружием во время Московского декабрьского вооруженного восстания Горькому грозила расправа со стороны официальных властей, поэтому было решено отправить его за границу. В начале 1906 прибыл в Америку, где пробыл до осени. Здесь были написаны памфлеты "Мои интервью" и очерки "В Америке".

По возвращении в Россию пишет пьесу "Враги" и роман "Мать" (1906). В этом же году Горький едет в Италию, на Капри, где живет до 1913 года, все силы отдавая литературному творчеству. В эти годы написаны пьесы "Последние" (1908), "Васса Железнова" (1910), повести "Лето", "Городок Окуров" (1909), роман "Жизнь Матвея Кожемякина" (1910 - 11).

Используя амнистию, в 1913 возвращается в Петербург, сотрудничает в большевистских газетах "Звезда" и "Правда". В 1915 основал журнал "Летопись", руководил литературным отделом журнала, объединив вокруг него таких писателей, как Шишков, Пришвин, Тренев, Гладков и др.

После Февральской революции Горький участвовал в издании газеты "Новая жизнь", являвшейся органом социал-демократов, где публиковал статьи под общим названием "Несвоевременные мысли". Высказывал опасения в неподготовленности Октябрьской революции, боялся, что "диктатура пролетариата поведет к гибели политически воспитанных рабочих-большевиков...", размышлял о роли интеллигенции в спасении нации: "Русская интеллигенция снова должна взять на себя великий труд духовного врачевания народа".

Вскоре Горький стал активно участвовать в строительстве новой культуры: помогал организации Первого Рабоче-крестьянского университета, Большого драматического театра в Петербурге, создал издательство "Всемирная литература". В годы гражданской войны, голода и разрухи проявлял заботу о русской интеллигенции, когда многие ученые, писатели и художники были спасены им от голодной смерти.

В 1921 Горький по настоянию Ленина едет лечиться за границу (возобновился туберкулез). Сначала жил на курортах Германии и Чехословакии, затем переехал в Италию в Сорренто. Продолжает много работать: заканчивает трилогию - "Мои университеты" ("Детство" и "В людях" вышли в 1913 - 16), пишет роман "Дело Артамоновых" (1925). Начинает работу над книгой "Жизнь Клима Самгина", которую продолжал писать до конца жизни. В 1931 Горький вернулся на родину. В 1930-е вновь обращается к драматургии: "Егор Булычев и другие" (1932), "Достигаев и другие" (1933).

Подводя итог знакомству и общению с великими людьми своего времени, Горький пишет литературные портреты Л.Толстого, А.Чехова, В.Короленко, очерк "В.И.Ленин". В 1934 усилиями М.Горького был подготовлен и проведен 1-й Всесоюзный съезд советских писателей. 18 июня 1936 М.Горький скончался в Горках, похоронен на Красной площади.


ВВЕДЕНИЕ

2.1 Сказка «Воробьишко» - близость её к произведениям устного народного творчества. Сказочные персонажи. Образ Пудика, его стремление жить «своим умом»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА


ВВЕДЕНИЕ


Максим Горький вошел в литературу на грани двух исторических эпох, он как бы совместил в себе эти две эпохи. Пора нравственной смуты и разочарования, всеобщего недовольства, душевной усталости - с одной стороны, и назревания грядущих событий, еще открыто не проявившихся, - с другой, нашла в раннем Горьком своего яркого и страстного художника. Горький в свои двадцать лет увидел мир в таком ужасающем разнообразии, что кажется невероятной его светлая вера в человека, в его силу и возможности. Но молодому писателю было присуще стремление к идеалу, к прекрасному - тут он был достойным преемником лучших традиций русской литературы прошлого.

Максим Горький вырос в народной среде, что придает его творчеству народный характер, а его образам романтические черты, поэтическую стройность, душевность и красоту. Он унаследовал от своих родителей живой юмор, жизнелюбие и правдивость, народные традиции и романтическое поэтизированное отношение к жизни и творчеству. Истинно русская народная черта писателя была и любовь к детям. Горький жалел их, помня о своем не простом, а порой и трагическом детстве, он переписывался с детьми и их письма доставляли ему не просто радость, они питали его творчество, находя в глубинах его души самые потаенные нежные струны. Детские произведения Горького - это золотой фонд литературы для детей, что придает актуальность данному исследованию.

Цель исследования - изучить творчество А.М. Горького, направленное на нравственное воспитание и поддержку детей.

Объект исследования - творчество А.М. Горького.

Предмет исследования - А.М. Горький - детям.

На пути к поставленной цели решались следующие задачи:

1). Дать определение творчеству М. Горького как основоположника детской литературы.

). Проанализировать сказки М. Горького «Воробьишко», «Самовар», «Случай с Евсейкой».

). Дать оценку умению М. Горького «забавно» говорить с детьми о серьезных вопросах, глубокому знанию интересов и запросов детей.

В работе над темой использовались методы: историческое определение, аналитическое наблюдение, сопоставление данных, контент-анализ.

Работа базировалась на трудах: Н.Д. Телешова, И.Н. Арзамасцевой, С.А. Николаевой, А.А. Кунарева и других.


1. М. ГОРЬКИЙ - ОСНОВОПОЛОЖНИК ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


Необычна жизненная и творческая судьба Максима Горького (настоящее имя - Алексей Пешков). Родился в Нижнем Новгороде в 1868 году в семье обычного рабочего класса. Рано лишился родителей. Провел детство в семье деда. Учиться Алеше не пришлось. Он рано испытал тяготы жизни, много странствовал по Руси, узнал жизнь босяков, безработных, тяжелый труд рабочих и беспросветную нищету. От всей этой бренности и появился псевдоним - Максим Горький.

Принято считать, что в творчестве Горького есть две основные по своим художественным свойствам группы произведений. Одна из них - реалистические произведения, другая - романические. Подобное деление следует принять, но лишь при одном условии: нельзя ни в коем случае рассматривать обе эти группы совершенно обособленно, ибо это неизбежно приводит к отрыву художественных исканий от той социальной почвы, на которой они возникли, от общественной жизни России 90-х годов.

Идейно-художественная родственность реалистических и романтических рассказов Горького - одна из основных примет формирования его как писателя. Но есть и существенные эстетические различия, проявляющиеся в художественной трактовке реалистических и романтических образов. И близость, и различие двух основных циклов рассказов Горького - разные стороны одного процесса, художественного становления нового метода в искусстве. Только в сопоставлении реалистических и романтических произведений М. Горького можно аналитически проследить, как совершался в русской литературе переход к новому качеству, отразившему полно и многогранно содержание эпохи.

Проблема любви развивается в романтических сказках Горького «О маленькой фее и молодом чабане» и «Девушка и Смерть». Тему одной из них Горький определил так: «Новая сказка на старую тему: о любви, которая сильнее жизни». Сказка «О маленькой фее и молодом чабане» построена на антитезе: противопоставлении леса и степи. Старый тенистый с могучими буками и бархатной листвой лес - мир покоя и мещанского уюта. Здесь в довольстве и неге живет царица леса со своими дочерями, здесь сочувственно внимают речам важного и глупого крота, уверенного, что счастье - в богатстве.

В степи нет ни пышных чертогов, ни богатых подземных кладовых. Лишь вольный ветер играет седым ковылем, да голубеет бескрайнее небо, да играет разноцветными красками степная ширь. Горький изображает пейзаж в романтическом ключе: степь на закате дня окрашена в яркий пурпур, точно там был развешан громадный бархатный занавес, и в складках его горело золото.


Царство силы и свободы -

Степь могучая моя, - поет чабан.


В отличие от важного крота чабан не имеет никакой собственности. Но у него черные кудри, смуглые щеки, огненные глаза и смелое сердце. Звуки его песни как клекот орла. И маленькая фея, которой так счастливо и спокойно жилось в чертогах царицы-матери, уходит к чабану и погибает. Майя, - пишет Горький, - «как одинокая береза, которая, любя свободу, выдвинулась из леса далеко в степь и стояла под ветром». Ветер и гроза убили ее. Гибель феи символична: «не ладится песня свободы с песней любви», любовь - тоже рабство, она сковывает волю человека. Умирая, Майя говорит чабану: «Ты снова свободен, как орел».

Любовь Майи и чабана так же сильна, как любовь Лойко Зобара и Радды. Во имя нее Майя отказывается от дворца, от леса, от матери, которая умирает с горя. Она пытается побороть даже безумный непереносимый страх, охватывающий ее во время грозы: ведь после грозы Майя все-таки остается с чабаном. Исключительность чувств роднит героев Горького с романтическими образами Байрона и Шиллера, Пушкина и Лермонтова. В сказке о маленькой фее тоже возникает образ благородного человеческого сердца, отвергающего установленные веками мещанские каноны. Страх перед Судьбой и Смертью побеждает чувство Любви. Майя пытается объяснить это чабану и добавляет: «Может быть, больше бы сказала, кабы могла вынуть из груди сердце и поднести его на руке к твоим очам».

В сказке «О маленькой фее и молодом чабане» впервые появляется мотив, который, нарастая, будет все настойчивее звучать в других романтических произведениях Горького. Это гимн свободе и упоение бурей. Во время грозы чабан стоит в почерневшей степи твердо, как скала, подставляя грудь стрелам молний. Описание грозы сделано ритмизированной прозой и напоминает написанную позже «Песню о Буревестнике»: «Стрелы молний рвали тучи, но они опять сливались и неслись над степью мрачной наводящей ужас стаей. И порой с ударом грома что-то круглое, как солнце, ослепляя синим светом, с неба падало на землю...»

Таким образом, проблемы, поставленные писателем М. Горьким в творчестве, воспринимаются как актуальные и насущные для решения вопросов нашего времени. Горький, открыто заявивший еще в конце XIX века о своей вере в человека, в его разум, в его творческие, преобразующие возможности, до сегодняшнего дня продолжает вызывать интерес у читателей.

горький сказка детский


2. ПРОИЗВЕДЕНИЯ А.М. ГОРЬКОГО ДЛЯ ДЕТЕЙ


1 Сказка «Воробьишко» - близость её к произведениям устного народного творчества. Сказочные персонажи. Образ Пудика, его стремление жить «своим умом»


Одним из самых ярких детских произведений Горького по праву можно определить сказку «Воробьишко». Воробьишко Пудик летать еще не умел, но уже с любопытством выглядывал из гнезда: «Хотелось поскорее узнать, что такое Божий мир и годится ли он для него». Пудик очень любознателен, все-то ему хочется понять: отчего деревья качаются (пусть перестанут - тогда и ветра не будет); почему это люди бескрылые - им что, кошка крылья оборвала?.. Из-за непомерного любопытства Пудик и попадает в беду - вываливается из гнезда; а уж кошка «рыжая, зеленые глаза» тут как тут. Происходит сражение между мамой-воробьихой и рыжей разбойницей. Пудик от страха даже первый раз в жизни взлетел... Все кончилось благополучно, «если забыть о том, что мама осталась без хвоста».

В образе Пудика ясно проглядывает характер ребенка - непосредственного, непослушного, шаловливого. Мягкий юмор, неброские краски создают теплый и добрый мир этой сказки. Язык ясный, простой, понятный малышу. Речь персонажей-птичек основана на звукоподражании:

«- Что, что? - спрашивала его воробьиха-мама.

Он потряхивал крыльями и, глядя на землю, чирикал:

Чересчур черна, чересчур!

Прилетал папаша, приносил букашек Пудику и хвастался:

Чив ли я? Мама-воробьиха одобряла его:

Чив, чив!»

Рассказ про воробьишку издавался не раз. Маленький Пудик не хотел слушаться родителей и чуть не пропал. Что же выходит: слушайтесь маму и папу, и всё будет в порядке? Так, да не совсем. Горький вовсе не бранит Пудика, а симпатизирует ему. Благодаря своей дерзости птенец научился летать. И на осуждающее мамино «что, что?» (видишь, мол, что бывает, если не слушаться?) птенец отвечает убедительно и мудро: «Всему сразу не научишься!»

В сказке «Воробьишко» есть еще один момент воспитания. Это воспитание доброты к миру, всему его разнообразию. Пудик думает, что он, его папа и мама самые совершенные существа на этой земле. Действительно: они живут высоко, под крышей и смотрят на мир свысока.

Внизу ходят взад и вперед люди, которые гораздо больше Пудика размерами и, конечно сильнее его физически. Но людей «едят мошки», маленькие существа, которые гораздо меньше самого Пудика, доставляют неприятности большому человеку. Что может быть хуже, когда тебя буквально едят? А маленький Пудик сам ест этих самых мошек. Так что же получается: Пудик сильнее мошек, а значит он и сильнее человека?

«Идёт мимо бани мужик, - читаем мы в сказке, - махает руками.

Чисто крылья ему оборвала кошка, - сказал Пудик, - одни косточки остались!

Это человек, они все бескрылые! - сказала воробьиха.

У них такой чин, чтобы жить без крыльев, они всегда на ногах прыгают, чу?

Будь-ка у них крылья, так они бы и ловили нас, как мы с папой мошек…

Чушь! - сказал Пудик. - Чушь, чепуха! Все должны иметь крылья. Чать, на земле хуже, чем в воздухе!.. Когда я вырасту большой, я сделаю, чтобы все летали.

Пудик не верил маме; он ещё не знал, что если маме не верить, это плохо кончится.

Он сидел на самом краю гнезда и во всё горло распевал стихи собственного сочинения:


Эх, бескрылый человек,

У тебя две ножки,

Хоть и очень ты велик,

Едят тебя мошки!»


Пудик буквально вырос в своих глазах, загордился и пропищал: «А я маленький совсем, зато сам мошек ем». Но тут он вываливается из гнезда и оказывается перед пастью большой рыжей кошки, которая его, знаменитого и лучшего в мире Пудика, готовится съесть. Пудик испытывает холодящий душу страх от того, что может стать пищей для страшной кошки. Оказывается кошка сильнее всех?

И тут на помощь приходит воробьиха-мама. Она бесстрашно бросается на кошку, уводит её от Пудика. Неужели мама сильнее всех? А сильнее-то не мама, а мамина любовь. И это понимают читающие сказку дети. Они ведь сразу поняли, как заблуждается маленький глупенький птенчик, считая себя сильнее человека. Но они поняли, что мама, любая мама - человека, птички, котенка - не даст в обиду своего ребенка. Она не пожалеет не только своего хвоста, но и самой жизни. Значит, маму надо любить и быть благодарным ей за её самоотверженность и ежедневную заботу.

И еще, надо уважать жизнь, животных и птиц. Ведь у всех есть мамы, все радуются тому, что они живут, у всех есть свои мечты и желания. А от того, что мир населён разными существами, он и красив, и звонок и интересен. Вот так, без назидания и в доступной форме Горький преподает маленькому читателю большой урок жизни.

Сказка «Воробьишко» написана в стиле устного народного творчества. Рассказ звучит неторопливо, иносказательно. Как и в народной культуре, воробьи наделены чувствами, мыслями, человеческими переживаниями. Как и в народной сказке здесь присутствует героическое, комическое. Как и в народной сказке, в произведении Горького заложен большой воспитательный фактор.

Таким образом, сказка «Воробьишко» - одно из ярких произведений для детей, вошедших в сокровищницу мировой культуры.


2.2 Бытовая сказка «Самовар». Осмеяние тупости, самодовольства, пустоты. Чередование в сказке прозаического и стихотворного текста. Сатирический характер сказки


Воробьишко Пудик любил прихвастнуть. Но до самовара ему далеко. Вот это хвастун! Всякую меру забыл. И в окошко он выпрыгнет, и на Луне женится, и обязанности солнца на себя возьмёт! Хвастовство до добра не доводит. Самовар разваливается на куски: воду-то в него налить забыли. Чашки радуются бесславной гибели хвастуна самоварко, и читателям весело.

Посылая «Самовар» детям своей знакомой, Горький сообщал им, что написал его «собственноручно и нарочно» для «Таты, Лёли и Бобы, чтобы они любили меня, потому что хотя я человек невидимый, но могу писать разные рассказы о тараканах, самоварах, дедушках домовых, слонах и прочих насекомых. Да!..»

В сказке «Самовар» много легких, остроумных стихов, охотно запоминаемых детьми. «Самовар» писатель включил в первую составленную и отредактированную им книгу для детей - «Елка» (1918). Этот сборник - часть большого плана писателя по созданию библиотеки детской литературы. Сборник был задуман книжкой веселой. «Побольше юмора, даже сатиры», - напутствовал Горький авторов. Чуковский вспоминал: «Сказка самого Горького «Самовар», помещенная в начале всей книги, есть именно сатира для детей, обличающая самохвальство и зазнайство. «Самовар» - проза вперемежку со стихами. Вначале он хотел назвать ее «О самоваре, который зазнался», но потом сказал: «Не хочу, чтобы вместо сказки была проповедь!» - и переделал заглавие».

Действительно, в сказке нет «проповеди», но нравоучение, безусловно, содержится. Однако заключено оно в такую забавную, игровую форму, что воспринимается читателем легко и весело, без малейшего протеста. Герой сказки Самовар и вправду, очень любил хвалиться; он считал себя умницей, красавцем, ему давно уже хотелось, чтоб Луну сняли с неба и сделали из нее поднос для него. «Самовар до того раскалился, что посинел весь и дрожит, гудит:


«- Покиплю ещё немножко,

А когда наскучит мне,-

Сразу выпрыгну в окошко

И женюся на луне!»


С самоваром спорит старенький чайник, в котором тоже кипит вода. Горький мастерски предает их диалог, который прерывается репликами стоящей вокруг посуды. Диалог настолько ярок и сочен, что заставляет поверить в то, что это действительно спорят самовар и чайник. «Так они оба всё кипели и кипели, мешая спать всем, кто был на столе. Чайник дразнит:


Она тебя круглей.

Зато в ней нет углей, -

отвечает самовар.


Каждый персонаж этой сказки обладает своим голосом. Синий сливочник, из которого вылили все сливки, раздраженно говорит пустой стеклянной сахарнице: «Все пустое, все пустое! Надоели эти двое». А сахарница отвечает «сладеньким голосом»: «Да, их болтовня раздражает и меня». Чайник, чашки, самоварная тушилка общаются между собой только стихами, причем все пыхтят, фыркают... Самовар разваливается на кусочки - тут и сказке конец.

В одном из писем детям Горький замечал: «Я хотя и не очень молод, но не скучный парень и умею недурно показывать, что делается с самоваром, в который положили горячих углей и забыли налить воду». Однако этим смысл сказки, конечно же, не исчерпывается; он приоткрывается маленькому читателю в финальном бормотании тушилки:


Вот смотрите: люди вечно

Жалуются на судьбу,

А тушилку позабыли

Надеть на трубу!


Таким образом, обычный самовар получил статус живого существа и показал, насколько он напыщен и глуп в своей хвастливости. Даже чайная посуда, с которой он практически не расстается, и та не захотела ему посочувствовать. Горький для осуждения человеческих слабостей и пороков мастерски использует бытовые предметы, показывая на их образах к чему может привести бахвальство, хвастовство и неуважение к окружающим.


2.3 Рассказ-сказка «Случай с Евсейкой». Отметить сказочный фантастический элемент. Образ Евсейки, юмор рассказа-сказки, её особенность


А про рыболова - «выдуманный» рассказ. Мальчик Евсейка чудесным образом попадает на морское дно, разговаривает с рыбами. Характер героя в сказке «Случай с Евсейкой» посложнее, ибо герой и по возрасту старше Пудика. Подводный мир, где оказывается мальчик Евсейка, населен существами, которые находятся друг с другом в непростых отношениях. Маленькие рыбешки, например, дразнят большого рака - поют хором дразнилку:


Под камнями рак живёт,

Рыбий хвостик рак жует.

Рыбий хвостик очень сух.

Рак не знает вкуса мух.


В свои отношения подводные жители пытаются втянуть и Евсейку. Он же стойко сопротивляется: они - рыбы, а он - человек. Ему приходится хитрить, чтобы не обидеть кого-нибудь неловким словом и не навлечь на себя неприятностей. Реальная жизнь Евсейки переплетается с фантастикой: «Дуры, - мысленно обращается он к рыбам. - У меня по русскому языку в прошлом году две четвёрки было».

Сказка не просто поучительна, она и очень познавательна для маленького читателя. В остроумной и шутливой форме Горький передает порой опасную, порой комическую жизнь подводного мира. Рыбы смеются над внешностью мальчика, которая не отвечает представлениям рыб о красоте, рыбы обижаются на неосторожно сказанное слово.

В обычной жизни Евсейка не церемонился бы с рыбами, но попав в их мир, он взвешивает свои слова, старается быть вежливым, понимая, что запросто может лишиться жизни. В нем просыпается инстинкт самосохранения, открывается талант дипломатии. «Сейчас я начну плакать», - подумал он, но тотчас же сообразил, что, плачь не плачь - в воде слёз не видно, и решил, что не стоит плакать, - может быть, как-нибудь иначе удастся вывернуться из этой неприятной истории.

А вокруг - господи! - собралось разных морских жителей - числа нет! На ногу взбирается голотурия, похожая на плохо нарисованного поросёнка, и шипит:

Желаю с вами познакомиться поближе… Дрожит перед носом морской пузырь, дуется, пыхтит - укоряет Евсейку:

Хорош-хорош! Ни рак, ни рыба, ни моллюск, ай-я-яй!

Погодите, я, может, ещё авиатором буду, - говорит ему Евсей, а на колени его влез лангуст и, ворочая глазами на ниточках, вежливо спрашивает:

Позвольте узнать, который час?

Проплыла мимо сепия, совсем как мокрый носовой платок; везде мелькают сифонофоры, точно стеклянные шарики, одно ухо щекочет креветка, другое - тоже щупает кто-то любопытный, даже по голове путешествуют маленькие рачки, - запутались в волосах и дёргают их.

«Ой, ой, ой!» - воскликнул про себя Евсейка, стараясь смотреть на всё беззаботно и ласково, как папа, когда он виноват, а мамаша сердится на него».

Евсейка проявил хитрость и изворотливость. Как ни хвалились рыбы своими чешуей, плавниками, хвостами, а главное, умом, мальчик перехитрил их и выбрался на поверхность. Сон был таким правдивым и ярким, что Евсейка, проснувшись, и вынырнув из воды, и сам поверил, что это был вовсе и не сон.

К финалу действие сказки движется через цепь забавных ситуаций, остроумных диалогов. В конце концов, оказывается, что все эти чудесные события Евсейке приснились, когда он, сидя с удочкой на берегу моря, заснул. Так Горький решил традиционную для литературной сказки проблему взаимодействия вымысла и реальности. А для маленького читателя сказка «Евсейка» - наука: никогда не теряй мужества, будь сообразительным и ловким, чтобы выбраться из беды, даже когда рядом нет мамы и папы. Евсейка не раз вспомнил о том, как бы повел себя папа в данной ситуации. И это помогло ему справиться с проблемой.

Таким образом, сказка «Евсейка» относится к лучшим художественным произведении ям детской литературы, в котором ярко проявился талант Горького-писателя и доброта Горького-человека. От народной сказки её отличает яркий художественный талант писателя в описании деталей и образов.


3. УМЕНИЕ А.М. ГОРЬКОГО «ЗАБАВНО» ГОВОРИТЬ С ДЕТЬМИ О СЕРЬЕЗНЫХ ВОПРОСАХ, ГЛУБОКОЕ ЗНАНИЕ ИНТЕРЕСОВ И ЗАПРОСОВ ДЕТЕЙ


«Горячо приветствую будущих героев труда и науки. Живите дружно, как пальцы чудесно работающих рук музыканта. Учитесь понимать значение труда и науки - двух сил, которые решают все загадки жизни, преодолевают все препятствия на пути, указанном вам отцами, на пути к светлой, счастливой, героической жизни». Такие слова написал Горький в одном из своих последних писем детям. А дружил он с ними всю жизнь.

Однажды в далёком городке маленький читатель взял в библиотеке повесть «Детство». И - так уж случилось - потерял её. Потерять библиотечную книжку неприятно и стыдно. Мальчик очень огорчился. Ну просто даже отчаялся. Он не знал, что ему делать. И, в конце концов, написал письмо в Москву, автору книги, самому Горькому. И всё рассказал, как есть. И стал ждать, что будет. А через некоторое время из Москвы пришла бандероль. Знакомых у мальчика в Москве не было, и, что эта посылка от Горького, он понял сразу. В бандероли лежали два экземпляра «Детства».

Простой и трогательный случай говорит о том, каким отзывчивым человеком был Алексей Максимович Горький. И как он нежно относился к ребятам. Он писал своему сыну Максиму добрые письма. Он любил пошутить со своими внучками - Марфой и Дарьей. Дедушка называл их то девчурками, то девчугами, то девчурашками, то девчурёнками, то девчугонами, то девчурохами. То весёлыми старушками. То детятами. То многоуважаемыми учёными девочками.

История рассказов и сказок Горького для детей начинается необычно: с землетрясения. Оно случилось 15 декабря 1908 года на юге Италии. Началось землетрясение ранним утром, в шестом часу. Все ещё крепко спали. Через несколько минут город Мессина уже лежал в развалинах. От подземных толчков Мессине и прежде доставалось, но сейчас город пострадал особенно сильно. Тысячи людей погибли. А раненых нельзя было и сосчитать.

Мессина - порт. Все суда, находившиеся поблизости, подплыли к берегу. Стали на якорь и русские корабли - «Богатырь», «Слава», «Адмирал Макаров». Матросы стали спасать жителей города. Наутро в Мессину приехал Горький. Он жил в ту пору неподалёку, на острове Капри. Работал там и лечился. «А что я могу сделать для пострадавших? - думал писатель. - Они нуждаются в лекарствах, одежде, деньгах. Им надо строить новые дома, чтобы жить дальше».

В руках Горького было могучее оружие - слово. Его книги разошлись по свету. Читатели в разных странах прислушивались к его слову. Они знали: он любит людей и желает им добра. И Горький обратился ко всему миру: придите на помощь Италии. Люди откликнулись на его призыв. В Мессину стали посылать деньги и вещи. Многие пожертвования приходили в адрес Горького. Однажды из России прибыли деньги и письмо, написанное детским почерком. Горький прочитал письмо. Неизвестные ему малыши из Баилова (предместье Баку) писали: «Пожалуйста, передайте наши деньги… писателю Максиму Горькому для мессинцев». Письмо было подписано: «Школа шалунов».

Откуда же эти шалуны взяли деньги? Они заработали их сами! Поставили спектакль, а билеты распродали. Детьми руководила Алиса Ивановна Радченко, талантливый педагог. Впоследствии она работала вместе с Надеждой Константиновной Крупской. В конверте была фотография двенадцати участников представления.

Горький ответил: «Дорогие дети! Я получил собранные вами деньги для мессинцев и сердечно благодарю вас за всех, кому вы помогли. От души желаю для вас, хорошие маленькие люди, - будьте всю жизнь так же чутки и отзывчивы к чужому горю, как были вы в этом случае. Лучшее наслаждение, самая высокая радость жизни - чувствовать себя нужным и близким людям! Это - правда, не забывайте её, и она даст вам неизмеримое счастье. …Будьте здоровы, любите друг друга и - побольше делайте шалостей, - когда будете старичками и старушками - станете с весёлым смехом вспоминать о шалостях. Крепко жму ваши лапки, да будут они честны и сильны по вся дни жизни вашей!..»

Тогда дети из «Школы шалунов» - Боря, Витя, Гюнт, Дима, Федя, Джефри, Женя, Ирена, Лена, Лиза, Мема, Мери, Нора, Павел и Эльза - прислали Горькому по письму.

В письме шестилетнего Феди говорилось: «У нас в школе есть 3 главных шалуна: Джефри, Боря и Федя. Притом я большой линтяй» (Здесь и далее использованы материалы, хранящиеся в Архиве А.М. Горького). Джефри написал ещё короче: «Я упал в бассейн. Ура!» - и проиллюстрировал своё сообщение рисунком. А Боря написал: «Дядя Алёша! Я тебя люблю, есть ли у тебя лошадь, корова и бык? Напиши нам рассказ про воробьишку. И ещё напиши нам какой-нибудь выдуманный рассказ, чтобы мальчик удил рыбу. Я тебя целую… Я бы хотел тебя увидеть».

Горький и на этот раз не оставил без ответа письма своих маленьких друзей. Во втором письме шалунам Горький, дружески пожурив их, что они так умело коверкают русский язык: вместо «лентяй» - пишут «линтяй», а вместо «спектакль» - «спил-талк», - признавался: «Я очень люблю играть с детьми, это старая моя привычка, маленький, лет десяти, я нянчил своего братишку… потом нянчил ещё двух ребят; и, наконец, когда мне было лет 20 - я собирал по праздникам ребятишек со всей улицы, на которой жил, и уходил с ними в лес на целый день, с утра до вечера. Это было славно, знаете ли! Детей собиралось до 60, они были маленькие, лет от четырёх и не старше десяти; бегая по лесу, они часто, бывало, не могли уже идти домой пешком. Ну, у меня для этого было сделано такое кресло, я привязывал его на спину и на плечи себе, в него садились уставшие, и я их превосходно тащил полем домой. Чудесно!»

Дети были в восторге от горьковских писем. «Дорогой мой Горький! - писала Нора. - Письмо твоё очень ласковое. Мама и папа тебя любят, и я тоже. …Я девочка, но я надеваю мальчишистое платье, так мне удобно». Лиза спрашивала: «Как вы поживаете? Что делают мессинцы?» Витя интересовался природой: «Есть ли в море, которое окружает Капри, губки? Сколько в Капри вдоль и поперёк вёрст? Как называется море, окружающее Капри?» Семилетний Павка писал: «Миленький Максимушка Горький! Чтобы порадовать тебя, посылаю тебе письмишко. Я очень люблю читать и, возвратясь из школы, где мне очень весело, сажусь за книгу. Я читаю про всякие растения и животные, их жизнь очень интересна. Ты писал нам, что мы все курносые, а я видел твою карточку, на ней ты сам курносый, чему я очень рад».

А Горький говорил, что, получив письма детей, он «хохотал от радости так, что все рыбы высунули носы из воды - в чём дело?». Но самое главное, что Горький выполнил просьбу одного из трёх главных шалунов: написали про воробьишку, и про юного рыболова!

Из письма шалунам ясно, как была написана история с самоваром. «Я хотя и не очень молод, - лукаво замечал Горький, - но не скучный парень, и умею недурно показывать, что делается с самоваром, в который положили горячих углей и забыли налить воду».

Видно, Горькому не раз случалось встречаться с детьми и рассказывать про самовар. В конце концов Горький записал на бумагу устный рассказ, сочинённый им уже давно. Он знал цену доброте. Его растрогал поступок баиловских ребят. Он отблагодарил хороших маленьких людей так, как мог отблагодарить только он: рассказами, сказками, стихами.

«…если когда-нибудь до Горького дойдут эти строки, - писала Алиса Ивановна Радченко в 1926 году - пусть он знает, что шалунишки того времени оправдали его надежды, стали хорошими, чуткими, отзывчивыми людьми и общественно полезными работниками…»


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Максим Горький вошел в мировую литературу как писатель-реалист, для которого правда жизни была могучим двигателем его творчества. В руках Горького было могучее оружие - слово. Его книги разошлись по свету. Читатели в разных странах прислушивались к его слову. Они знали: он любит людей и желает им добра. Принято считать, что в творчестве Горького есть две основные по своим художественным свойствам группы произведений. Одна из них - реалистические произведения, другая - романические. Подобное деление следует принять, но лишь при одном условии: нельзя ни в коем случае рассматривать обе эти группы совершенно обособленно, ибо это неизбежно приводит к отрыву художественных исканий от той социальной почвы, на которой они возникли, от общественной жизни России 90-х годов.

Проблемы, поставленные писателем М. Горьким в творчестве, воспринимаются как актуальные и насущные для решения вопросов нашего времени. Горький, открыто заявивший еще в конце XIX века о своей вере в человека, в его разум, в его творческие, преобразующие возможности, до сегодняшнего дня продолжает вызывать интерес у читателей.

Но Горький, признанный гениальный писатель социалистического реализма, был еще и замечательным детским писателем. Его детские произведения наполнены светом любви, добра и понимания детской души. Одним из самых ярких детских произведений Горького по праву можно определить сказку «Воробьишко». В образе Пудика ясно проглядывает характер ребенка - непосредственного, непослушного, шаловливого. Мягкий юмор, неброские краски создают теплый и добрый мир этой сказки. Язык ясный, простой, понятный малышу. Речь персонажей-птичек основана на звукоподражании.

Воробьишко Пудик любил прихвастнуть. Но до самовара ему далеко. Вот это хвастун! Всякую меру забыл. И в окошко он выпрыгнет, и на Луне женится, и обязанности солнца на себя возьмёт! Хвастовство до добра не доводит. Самовар разваливается на куски: воду-то в него налить забыли. Чашки радуются бесславной гибели хвастуна самоварко, а читателям весело и поучительно.

Для маленького читателя и сказка «Евсейка» - также наука: никогда не теряй мужества, будь сообразительным и ловким, чтобы выбраться из беды, даже когда рядом нет мамы и папы. Евсейка не раз вспомнил о том, как бы повел себя папа в данной ситуации. И это помогло ему справиться с проблемой - выбраться из водного царства на сушу.

Таким образом, Максим Горький сумел не только понять душу ребенка, он полюбил её всей душой. Создавая детские художественные произведения, он заботился о том, чтобы ребенку было интересно, поучительно и занимательно читать книги. Сказки Горького написаны в добром народном стиле, но они имеют свой неповторимый колорит, пронизаны добрым юмором писателя и изобилуют яркими образами и деталями, что приближает их к миру детских переживаний.


ЛИТЕРАТУРА


1.Горький Максим [Текст] // Писатели нашего детства. 100 имен: биобиблиографический словарь в 3 ч. Ч.3. - М.: Либерея, 2000. - С. 134-142.

.Горький, М. Литературное наследство [Текст] / М. Горький // Горький, М. Полн. собр. соч. Т.7. - М.: Худ. лит., 1975. - С. 166.

.Горький, М. Елка [Текст] / М. Горький // Горький, М. Полн. собр. соч. Т.1. - М.: Худ. лит., 1975. - С. 125-159.

.Горький, М. О детской литературе [Текст] / М. Горький. - М.: Дет. лит., 1972. - 248 с.

.Кунарев, А.А. Ранняя проза М. Горького. Нравственно-эстетические искания [Текст] / А.А. Кунарев // Русская литература. XX век: справочные материалы. - М.: Просвещение, 1995. - С. 234-238.

.Максим Горький и новая детская литература [Текст] // Арзамасцева, И.Н. Детская литература: учебник для студ. высш. пед. учеб. зав. / И.Н. Арзамасцева, С.А. Николаева. - 3-е изд. перераб. и доп. - М.: Изд. центр Академия, 2005. - С. 280-289.

.Телешов, Н.Д. Записки писателя [Текст] / Н.Д. Телешов. - М.: Дет. лит., 1982. - 265 с.


Заказ работы

Нужна авторская работа?

Наши специалисты помогут написать работу с обязательной проверкой на уникальность в системе «Антиплагиат»
Отправь заявку с требованиями прямо сейчас, чтобы узнать стоимость и возможность написания.

Алексей Пешков родился в Нижнем Новгороде в семье столяра (по другой версии - управляющего астраханской конторой пароходства И. С. Колчина) - Максима Савватьевича Пешкова (1839-1871). Мать - Варвара Васильевна, урожденная Каширина. Рано осиротев, детские годы провёл в доме своего деда Каширина (см. Домик Каширина). С 11 лет вынужден был идти «в люди»; работал «мальчиком» при магазине, буфетным посудником на пароходе, учеником в иконописной мастерской, пекарем и т. д.

В 1884 г. попытался поступить в Казанский университет. Познакомился с марксистской литературой и пропагандистской работой.
В 1888 - арестован за связь с кружком Н. Е. Федосеева. Находился под постоянным надзором полиции. В октябре 1888 года поступил сторожем на станцию Добринка Грязе-Царицынской железной дороги. Впечатления от пребывания в Добринке послужат основой для автобиографического рассказа «Сторож» и рассказа «Скуки ради».
В январе 1889 года, по личному прошению (жалобе в стихах), переведён на станцию Борисоглебск, затем весовщиком на станцию Крутая.
Весной 1891 отправился странствовать по стране и дошёл до Кавказа.
В 1892 впервые выступил в печати с рассказом «Макар Чудра». Вернувшись в Нижний Новгород, печатает обозрения и фельетоны в «Волжском вестнике», «Самарской газете», «Нижегородском листке» и др.
1895 - «Челкаш», «Старуха Изергиль».
1897 - «Бывшие люди», «Супруги Орловы», «Мальва», «Коновалов».
С октября 1897 года до середины января 1898 года жил в посёлке Каменка (ныне город Кувшиново Тверской области) на квартире у своего друга Николая Захаровича Васильева, работавшего на Каменской бумагоделательной фабрике и руководившего нелегальным рабочим марксистским кружком. Впоследствии жизненные впечатления этого периода послужили писателю материалом для романа «Жизнь Клима Самгина».
1899 - роман «Фома Гордеев», поэма в прозе «Песня о Соколе».
1900-1901 - роман «Трое», личное знакомство с Чеховым, Толстым.
1901 - «Песня о буревестнике». Участие в марксистских рабочих кружках Нижнего Новгорода, Сормова, Петербурга, написал прокламацию, призывающую к борьбе с самодержавием. Арестован и выслан из Нижнего Новгорода.
В 1902 - A. M.Горький обратился к драматургии. Создает пьесы «Мещане», «На дне».
1904-1905 - пишет пьесы «Дачники», «Дети солнца», «Варвары». Знакомится с Лениным. За революционную прокламацию и в связи с расстрелом 9 января арестован, но затем под давлением общественности освобожден. Участник революции 1905-1907. Осенью 1905 вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию.
1906 - A. M. Горький едет за границу, создает сатирические памфлеты о «буржуазной» культуре Франции и США («Мои интервью», «В Америке»). Пишет пьесу «Враги», создает роман «Мать». Из-за болезни (туберкулез) Горький поселяется в Италии на острове Капри, где прожил 7 лет. Здесь он пишет «Исповедь» (1908), где чётко обозначились его расхождения с большевиками (см. «Каприйская школа»).
1908 - пьеса «Последние», повесть «Жизнь ненужного человека».
1909 - повести «Городок Окуров», «Жизнь Матвея Кожемякина».
1913 - A.M. Горький редактирует большевистские газеты «Звезда» и «Правда», художественный отдел большевистского журнала «Просвещение», издал первый сборник пролетарских писателей. Пишет «Сказки об Италии».

1900 год Ясная Поляна
Лев Толстой и Максим Горький1912-1916 - A. M. Горький создает серию рассказов и очерков, составивших сборник «По Руси», автобиографические повести «Детство», «В людях». Последняя часть трилогии «Мои университеты» была написана в 1923 г.
1917-1919 - A. M. Горький ведёт большую общественную и политическую работу, критикует «методы» большевиков, осуждает их отношение к старой интеллигенции, спасает многих её представителей от репрессий большевиков и голода. В 1917 г., разойдясь с большевиками в вопросе своевременности социалистической революции в России, не прошёл перерегистрацию членов партии и формально выбыл из неё.[источник не указан 85 дней]
1921 - отъезд A. M. Горького за границу. В советской литературе сложился миф о том, что причиной отъезда было возобновление его болезни и необходимость, по настоянию Ленина, лечиться за границей. В действительности А. М. Горький был вынужден уехать из-за обострения идеологических разногласий с установившейся властью.
C 1924 жил в Италии, в Сорренто. Опубликовал воспоминания о Ленине.
1925 - роман «Дело Артамоновых».
1928 - по приглашению Советского правительства и лично Сталина совершает поездку по стране, во время которой Горькому показывают достижения СССР, которые нашли свое отражение в цикле очерков «По Советскому Союзу».
1932 - Горький возвращается в Советский Союз. Здесь же он получает заказ Сталина - подготовить почву для 1-го съезда советских писателей, а для этого провести среди них подготовительную работу. Горьким создается множество газет и журналов: издательство «Academia», книжные серии «История фабрик и заводов», «История гражданской войны», журнал «Литературная учёба», он пишет пьесы «Егор Булычёв и другие» (1932), «Достигаев и другие» (1933).

Максим Горький и Генрих Ягода. Не ранее ноября 1935 г.1934 - Горький «проводит» 1-й съезд советских писателей, выступает на нём с основным докладом.
В 1925-1936 пишет роман «Жизнь Клима Самгина», который так и не был окончен.
11 мая 1934 года неожиданно умирает сын Горького - Максим Пешков. A.M. Горький умер 18 июня 1936 г. в Москве, пережив сына чуть более чем на два года. После смерти был кремирован, прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве. Перед кремацией мозг А. М. Горького был извлечён и доставлен в Московский Институт мозга для дальнейшего изучения.

[править] Смерть
Обстоятельства смерти Горького и его сына многими считаются «подозрительными», ходили слухи об отравлении, которые, впрочем, не нашли подтверждения. На похоронах, в числе прочих, гроб с телом Горького несли Молотов и Сталин. Интересно, что в числе прочих обвинений Генриха Ягоды на так называемом Третьем Московском процессе 1938 года было обвинение в отравлении сына Горького. Некоторые публикации в смерти Горького обвиняют Сталина[источник не указан 85 дней]. Важным прецедентом медицинской стороны обвинений в «деле врачей» был Третий московский процесс (1938), где среди подсудимых были три врача (Казаков, Левин и Плетнёв), обвинявшиеся в убийствах Горького и других.

Понравилась статья? Поделитесь ей