Контакты

Цитаты короткие красивые до слез. Грустные стихи о жизни


Мне ли судить кого-то, кто был не прав?
Все ошибаются… Могут ли все прощать?
Знаю, для неба прощение, как устав…
Правило Бога – всем тонущим круг подать…

Учим кого-то, ошибки простив себе,
Не понимая, как важно понять других…
Если у нас есть солнечный свет в судьбе,
Это не значит, что так же он был у них…

Кто-то не видел с рождения доброты
И оттого обозлился на белый свет…
Но и в его душе расцветут цветы,
Если тепло дарить и любовь в ответ…

Чтобы вы поняли свой собственный гнев, и потому он боится проблемы своей драмы. Развитие его жизни с точки зрения птицы, ощущение того, что ее поймали, распущено, и можно продолжать его жизнь легче. Это особенно важно, хотя иногда кажется, что эти слезы никогда не прекращаются. Но только через эти слезы можно всегда выпускать прошлое и объявлять новый прием.

❢ Слезы после предполагаемого провала, который так бесконечно смущает или даже упрекает

Тебе нужны слезы, чтобы очистить свое сердце. Научиться понимать себя и свое поведение. Тебе нужно простить прощения.

❢ Слезы после спора

Здесь вам нужно, чтобы они могли снова расслабиться, чтобы иметь возможность дистанцироваться. Знать, куда вы хотите пойти и что важно для вас. Здесь они помогают найти способ разрешить спор и уметь примириться.

Люди ломаются быстро и навсегда,
Только сломавшись, не каждый способен жить…
И неспроста накрывает судьбу беда…
Это урок, чтобы близкими дорожить…

Лечится всё… И гордыни коварный трон,
И равнодушный взгляд, но известно мне:
Тот, кто любви боится, тот обречён…
Тот, кто судил других, согрешил вдвойне…

© Ирина Самарина-Лабиринт

❢ Слезы стремления к желанию от сердца

Эти слезы очень горячие на коже, и от сердца передается сигнал, который сильнее всего вокруг вас. Эта посылка выходит далеко за пределы этой земли, она соединяется со всем, что есть. Он чувствует себя хорошо, а также очень болезненным. Крик заставляет желание возвращаться в поток, и вы снова находите правильный путь.

Они являются подарком для вселенной. С этими слезами мы выражаем нашу благодарность, когда выполнено долгожданное желание. Или благодарность за то, что так глубоко тронут момент жизни, который внезапно ощущается в связи со всей вселенной, и на короткое время берет жизнь за пределами нашего мира.


Я вылечусь временем – лучшим из лекарей…
И каждому Бог по заслугам воздаст…
С одной стороны – мне довериться некому,
С другой стороны – хоть никто не предаст.

Теперь я сама себе стала хозяйкою:
Хожу по гостям, где давно не была.
С одной стороны, что разрушилось – жалко мне,
С другой стороны – я уже не могла.

Закрыты все двери и камни все содраны.
Отныне навеки я стала чужой.
С одной стороны, без любви – очень холодно,
С другой стороны – мне спокойней одной…

Эти слезы начинаются с концертов в животе, со дна идет смех. Вызывается шуткой или событием. У маленьких детей, молодых девушек и женщин в определенных ситуациях хорошо наблюдать. Как только этот смех начинается, он вырывается из вас, и вы не можете остановиться, даже если вы попытаетесь его закончить. Небольшая память о вызывающей ситуации, небольшой взгляд в раунде, и он снова идет.

Слезы помогают нам немного мудрее

Эти слезы текут только так над лицом и просто освобождают, для тела, для души, а также для напряженных ситуаций. Потому что великое дело в том, что наблюдатели в основном зацикливаются на этом смехе. Все мои слезы всегда помогали мне расти внутри. Они всегда помогали мне стать немного мудрее и лучше понимать. Они помогли мне открыть мое сердце все больше и больше, чтобы смотреть на все в моей жизни с большей добротой. Они помогли мне сохранить мою жизнь.

Пойду, как сумею, своею дорогою,
Не любят, не помнят, не верят, не ждут…
Я знаю одно: лучше быть одинокою,
Чем ждать, что тебя, как всегда предадут…


Не дуйся, Лап… мы всё сумеем склеить…
Зря ты мордашку скуксила свою…
Таких, как ты, не любят, не жалеют, –
В таких, как ты, влезают как в петлю…

И что с того, что мы скользим по краю?!
И что с того, что всё трещит по швам?!
Что мы с тобой изысканно играем, –
Ты – в верность, я в того, кто пьян ей в хлам…

Ибо, когда мы открываемся к этому плачу, мы не только получаем четкое представление, но и открываем себя глубоко себе и во вселенной. Особенно в таких ситуациях наши помощники все чаще оказываются на нашей стороне, чтобы помочь нам снова найти свой путь или снова насладиться жизнью.

Мы можем быть здесь на этой земле, которую любим, и если мы захотим, мы все будем стоять с отличием. Представьте себе, что она просыпается в ящике, ее заставляют измерять с головы до ног. Это странная коробка, потому что она может слышать абсолютно все, что происходит вокруг нее, и все же ее голос не слышен.

Болеть подолгу, говорят, опасно,
Мы всем чертям назло ещё вдвоём…
Нам пережить бы – этот глупый насморк,
А остальное мы переживём…


С годами изменяемся немало.
Вот на меня три женщины глядят.
- Ты лучше был,-
одна из них сказала.
Я с ней встречался десять лет назад.
Касаясь гор заснеженного края,
Вдали пылает огненный закат.
- Ты все такой же,- говорит вторая,
Забытая пять лет тому назад.
А третья, рук не размыкая милых,
Мне жарко шепчет, трепета полна:
- Ты хуже был… Скажи, что не любил их…-
Каким я был, не ведает она.

«На самом деле ящик так хорошо подходит к лицу и губам, что он не может говорить или шуметь». Адриан Оуэн из Университета Западного Онтарио в Канаде описывает человека в коме, состояние, которое интригует и очаровывает специалистов по всему миру. Люди в «вегетативном состоянии» бодрствуют, но без сознания. Его глаза могут открываться и иногда блуждать. Они могут улыбаться, схватывать руку другого человека, плакать, стонать или ворчать. Но они безразличны к аплодисментам, неспособным увидеть или понять речь.

Их движения не являются преднамеренными, но рефлексивными. Кажется, они потеряли свои воспоминания, свои эмоции и намерения, те качества, которые делают каждого человека индивидуальным. Однако, когда ваши глаза моргают, вы всегда задаетесь вопросом, есть ли намек на сознание.

© Расул Гамзатов


Навсегда — слишком честное слово,
Но — заведомо чистая ложь.
И бросаться им проще простого,
Как ни брось, точно в цель попадешь.
"Навсегда" не бывает фальшиво,
Хоть звучит, как заезженный миф,
Произносят его торопливо…
Или с пафосом, громко, навзрыд.
"Навсегда" отбирает надежду
Или дарит возможность любить.
Столкновение с ним неизбежно,
Невозможно его заменить.
Невозможно ему поверить
И до ужаса страшно понять.
Навсегда — беспощадное слово,
Если рядом глагол "потерять".

Десять лет назад ответ был бы мрачным и решительным. С помощью сканеров мозга Оуэн обнаружил, что некоторые люди, оказавшиеся в их телах, все еще могут думать и чувствовать себя в разной степени. В наши дни в клиниках и домах престарелых по всему миру живут ловушки, ухудшения и уменьшения ума. Только в Европе число новых случаев комы оценивается примерно в 000 в год, из которых около 000 будет томиться в стойком вегетативном состоянии.

Учитель, который проснулся от комы

У Энн было слабое место в кровеносном сосуде в голове, известном как церебральная аневризма. Через пять минут аневризма разорвалась и врезалась в дерево. Кейт Бейнбридж, 26-летняя школьная учительница, через три дня после спящего перешла в кому из-за гриппоподобной болезни. Его мозг воспалялся вместе с примитивной областью, расположенной над спинным мозгом, стволом мозга, который регулирует цикл сна.


Я верю в красивые души и в искренность глаз…
И в то, что хорошие люди живут среди нас…
И даже когда слишком больно и трудно дышать,
Я верю в добро, эту веру нельзя разрушать…

Меня предавали и часто бросали в беде…
Я это прошла, а предатели… Кто они? Где?
У жизни свой фильтр и отсеет она из судьбы
Всех тех, кто как будто не слышал сердечной мольбы…

Через несколько недель после того, как ее инфекция исчезла, Кейт проснулась от комы, но была диагностирована как находящаяся в вегетативном состоянии. К счастью, врач интенсивной терапии, Дэвид Менон, также был главным исследователем недавно открытого Центра мозга им. Вольфсона в Кембридже, где работал Адриан Оуэн.

Кейт не только реагировала на лица, но ее мозговые реакции неотличимы от ответов здоровых добровольцев. Его исследования показали красное пятно, которое отмечает деятельность мозга в задней части его мозга, в области, называемой веретеновидной извилиной, которая помогает распознавать лица.

Я верю, что каждый несёт с появленьем урок,
Чтоб сделать сильнее, когда в сложный час не помог…
А кто-то приходит, чтоб руку свою нам подать,
Поставить на ноги, и верить, а не осуждать…

Я верю, что там вдалеке безразличия нет,
Что в доброй душе улыбается радуги свет…
У этой души и слова, как бесценный родник…
Они разольются, и жизнь поменяют за миг…

Кейт стала первой из этих пациентов, у которых сложная визуализация мозга выявила «скрытое познание». Конечно, был ли этот ответ отражением или признаком совести в то время предметом обсуждения. Иногда она плакала, но медсестры думали, что это просто отражение. Она чувствовала себя брошенной и беспомощной. Сотрудники больницы понятия не имели, насколько он страдает в его попечении.

Кейт обнаружила, что физиотерапия ужасающая: медсестры никогда не объясняли, что они с ней делают. Он очень испугался, когда они взяли слизь из его легких. «Вы не можете себе представить, насколько это было ужасно, особенно сосать его через рот», - писал он.

И кто-то промолвит: «Я верю, что есть доброта»
И будет другим помогать от души, просто так…
Весь мусор обид и озлобленных мыслей мешок
С себя отряхнув, и теперь будет всё хорошо!

Я верю, душа не черствеет с годами, отнюдь…
Доверие там, где любовь… Это главная суть…
И если ты веришь, что счастье бывает в судьбе,
Вселенная, веря в тебя, всё подарит тебе…

В какой-то момент боль и отчаяние стали настолько велики, что он пытался закончить свою жизнь, затаив дыхание. Я не мог остановить нос от дыхания, так что это не сработало. Казалось, мое тело не хотело умереть. Кейт говорит, что ее выздоровление не похоже на свет, но постепенное пробуждение. Ему потребовалось пять месяцев, прежде чем он улыбнулся. К тому времени он потерял работу, чувство обоняния и вкуса и многое из того, что могло быть нормальным будущим.

Теперь, с родителями, Кейт все еще очень инвалидна и нуждается в инвалидной коляске. Через двенадцать лет после ее болезни она снова заговорила и, хотя она все еще злится на то, как с ней обращались, когда она была в ее наиболее уязвимое время, она по-прежнему благодарна тем, кто помогал ей убежать.

© Ирина Самарина-Лабиринт


Однажды мне сказал отец:
-Для слез есть редкие причины.
Когда идешь ты под венец,
А не уходишь от мужчины.
Когда рождается малыш,
От счастья слез не прячь украдкой.
Ребенка смех в ушах услышь,
Пусть будут слезы эти сладки.
Еще одна причина есть,
Чтоб плакать долго,не смолкая.
Когда в твой дом приходит смерть
И подступает боль немая.
А остальное все фигня,
Не разводи на личке слякоть.
Ты ведь умнее, дочь моя.
Не дай своим глазам заплакать.

Она отправила записку Оуэну. Пожалуйста, используйте мой случай, чтобы показать людям, насколько важны сканирование мозга. Трагедия Анны подделала бы всю жизнь Оуэна. Он начал задаваться вопросом, можно ли определить, кто из этих пациентов находился в бессознательном состоянии комы, которые являются сознательными и которые находятся где-то посередине.

В том же году она перешла в подразделение по изучению мозга и познанию в Медицинском исследовательском совете в Кембридже, где исследователи использовали различные методы сканирования мозга, которые, по ее мнению, могут быть полезны для общения с пациентами, которые, как и ее друг, оказались в ловушке между чувствительность и забывчивость.

© Амина Новак


Борис Поплавский

Душа пуста, часы идут назад.
С земли на небо серый снег несется.
Огромные смежаются глаза.
Неведомо откуда смех берется.

Больная птица крыльями закрылась.
Песок в зубах, песок в цветах холодных.
Сухие корешки цветов голодных.

Все будет так, как хочется зиме.

Душа пуста, часы идут назад.
Атлас в томленье нестерпимой лени
Cклоняется на грязные колени.
Как тяжек мир, как тяжело дышать.
Как долго ждать.

Полвека назад, если сердце человека перестало биться, его можно было объявить мертвым, хотя он мог быть полностью сознательным, пока доктор отправил его в морг. Проблема в том, что научное определение «смерти» остается неразрешенным, а также определение «совесть». Быть живым уже не связано с пульсирующим сердцем, объясняет Оуэн.

Если вы находитесь на вспомогательной дыхательной машине, она мертва? Является ли невозможность поддерживать независимую жизнь разумным определением смерти? Нет: если бы это было так, мы все были бы «мертвыми» за девять месяцев до рождения. Изобретение переопределило конец жизни с точки зрения идеи смерти мозга и породило концепцию «растительного» состояния.


Лев Озеров

Всю жизнь я собираюсь жить.
Вся жизнь проходит в ожиданье,
И лишь в короткие свиданья,
Когда немыслимо решить,
Что значит быть или не быть,
Меж гордым мигом узнаванья
И горьким мигом расставанья -
Живу, а не готовлюсь жить.


Казалось, это все мне только снится,
Но боль меня настигла наяву!
Все говорят: переверни страницу…
Я лучше вырву целую главу.

Но проблема становится более сложной, когда мы рассматриваем людей, оказавшихся в разных сумасшедших мирах между нормальной жизнью и смертью. В 1990-х годах, работая в исследовательском центре на юге Бельгии, ученый Стивен Лаурейс сделал потрясающее открытие: Значительные звуки вызвали изменение кровотока в первичной слуховой коре головного мозга.

Через Атлантику Николас Шифф обнаружил, что в поврежденном мозге были области, которые функционировали частично, группы остаточной нейронной активности. В то время врачи считали, что ни один пациент в стойком вегетативном состоянии не осознает. Человек был просто мертв в жизни.

© Юлия Олефир


Отпустить — тяжело…
Разлюбить тяжело и проститься.
Подстрелили крыло
Моей яркой, взметнувшейся птице.
Разделили судьбу,
Что ж, мы сами во всем виноваты.
Не навяжешь борьбу
Никогда, раз ему не нужна ты…

И не плачется ведь
Слезы высохли голою солью.
Дверь пора запереть
И смириться и свыкнуться с болью.
Расплатились сполна
За запретные чувства и страсти,
Только гложет вина:
За такое нелепое счастье.

Кто-нибудь хочет играть в теннис?

Оуэн, Лаурейс и Шифф предложили пересмотреть ситуацию некоторых пациентов в вегетативном состоянии. Некоторые из них могут даже классифицироваться как полностью сознательные и запертые. Но цепко он выступал против системы. Затем подошел пациент Джиллиан. В то время Оуэн и Лаурейс искали способ общения с пациентами в Вегасе.

Предыдущее исследование дало им ключ, в котором они нуждались: эксперимент, в котором они попросили здоровых добровольцев представить себе разные вещи, например, петь или вызывать лицо своей матери. Каждое из этих изображений активирует совершенно разные области мозга, создавая различные формы, такие как «да» и «нет», которые можно наблюдать с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии. Поэтому, если людей попросили представить, как играть в теннис для «да» и ходить по дому «нет», они могут технически отвечать на вопросы.

Только было ль оно?
Все вопросы всегда без ответа.
Пересохли давно
Все мои родники, перепеты
Даже песни сполна,
Я любила тебя, как чумная,
А теперь — холодна
И иду прямо к аду от рая.

Что же, не вороши.
Боль покроется инеем скоро
И судить, не спеши
Я-то справлюсь, с умением вора
Сохраню эту боль,
Где-то там далеко и на долго…
Ты не веришь в любовь,
Так что мне распыляться нет толку.

Оуэн попросил Джиллиана представить те же самые вещи и наблюдал закономерности активации, которые были на удивление похожи на те, что были у здоровых добровольцев. Результат вызвал удивление и, конечно же, недоверие. Я получил два типа писем от своих коллег: «Удивительно, хорошая работа!»Или «Как вы можете сказать, что эта женщина знает?».

Скептики ответили, что неправильно делать эти «радикальные выводы». Дэниэл Гринберг, психолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, предположил, что «мозговая деятельность была бессознательно вызвана последним словом инструкций». Парашков Начев, невролог из Университетского колледжа Лондона, говорит, что он выступал против работы Оуэна не из-за неправдоподобности или из-за ошибочного статистического анализа, а из-за «ошибок вывода».


А шар земной вращался и вращался…
Мечты, как птицы, вспарывали высь
Сегодня кто-то с кем-то повстречался,
А мы с тобою просто разошлись.

Вот так. Легко. За несколько мгновений
Друг друга отпустили. Не беда?
Но в тот момент от соприкосновений
Мне стало так тепло, как никогда.

Но ты молчал, и я с тобой молчала.
На нас – ни обязательств, ни колец.
Каким же будет новое начало,
Когда такой бессмысленный конец?

Мне кажется, мы - в шаге от рекорда
По глупости. Увы, не по уму…
Мы разошлись легко, красиво, гордо,
Да только вот… зачем? куда? к кому?..

© Златенция Золотова

Бахыт Кенжеев

Говори — словно боль заговаривай,
бормочи без оглядки, терпи.
Индевеет закатное зарево,
и юродивый спит на цепи.

Было солоно, ветрено, молодо.
За рекою казенный завод
крепким запахом хмеля и солода
красноглазую мглу обдает

до сих пор — но ячмень перемелется,
хмель увянет, послушай меня.
Спит святой человек, не шевелится,
несуразные страсти бубня.

Скоро, скоро лучинка отщепится
от подрубленного ствола -
дунет скороговоркой, нелепицей
в занавешенные зеркала,

холодеющий ночью анисовой,
догорающий сорной травой -
все равно говори, переписывай
розоватый узор звуковой…


Мне очень жаль, я разучилась верить людям,
Их по крупицам, по частям в себе сжигая.
Придёт момент, и мы с тобой уже не будем
Любить как раньше, друг о друге забывая.

И что печально, мы с тобой не виноваты,
Природа нас придумала такими.
Мы засыпали, чувствами богаты,
Проснулись разлюбившими, чужими.

Чему присуще по природе возникать,
Тому присуще по природе прекращаться.
Я начинаю постепенно отвыкать,
Чтоб позже хладнокровно попрощаться.


Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

Милые березовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!
Перед этим сонмом уходящим
Я не в силах скрыть своей тоски.

Слишком я любил на этом свете
Все, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь.+5


И умирая... мы живём, в Сердцах Людей. Которых мы. Любили…

Я устала от людей, потому что они только и делают, что разочаровывают меня. А еще я устала от самой себя, потому что я возлагаю на других слишком много надежд...

И умереть однажды... будет мне не страшно... Лишь важно знать… что не напрасно…

Есть поступки, которые нельзя прощать. Есть слова, которые нельзя забыть. Есть моменты, после которых люди из самых близких становятся никем.

Моя жизнь цветит по-другому, и я живу не в том месте где хотелось бы, нет права выбирать.

Я теряю всех, к кому привязываюсь. Каждый раз, когда я открываюсь человеку, он уходит из моей жизни.

Судьба моя… меня ломает, мой Путь укутав, Седым туманом, и с ног порой меня сбивает, мне испытания посылает... Но со слезами на глазах, с Молитвой к Богу… на устах, с колен я встану…

Истинная боль тихая и незаметная для окружающих. А слезы и истерики - это лишь дешевый театр показных чувств.

В Сердце моё. Печаль вселилась... А ведь когда-то… в нём жила Любовь…

Говорят, что сильные не плачут. Говорят им нипочем гроза. Просто эти люди часто прячут красные от слез глаза.

Бывает так… как будто Бритвой, Боль мне режет Душу... И вдруг покажется, что в Целом Мире, я один, и не кому не нужен…

Если мужчина не чувствует твою боль, и его не трогают твои слёзы, то стоит задуматься, а имеет ли он вообще какое—либо отношение к тебе.

Ведь в Жизни, иногда, бывает, как будто Дьявол по земле ступает, среди Людского стада, и кажется тебе, Как-будто ты, находишься средь Ада…

Больше всего на свете я сожалею, что нас вместе свела судьба. Раньше я была счастливой, сейчас же я грущу из-за твоего безразличия…

Ты что-же боль, меня не отпускаешь, и душу рвёшь мою на лоскутки, мне воздуха как будто не хватает, и сердце рвётся птицей из груди... но будет день когда душа оттает, плохое всё оставлю позади, ну а сейчас тихонько я шагаю, и Ангелу шепчу мне помоги…

Нет печальнее слов, чем «все могло сложиться иначе»…

Ступая, Вёрстами Судьбы, свой Путь тащу, Земной тропой, Добра я пожелать хочу, всем кто делился теплотой, Когда я замерзал Душой, и Крест нёс на плечах я свой, как Крест, нёс свой, Всевышний на Голгофу…

Самую большую душевную боль нам доставляют наши собственные иллюзии, фантазии и мечты.

То, что нас не убивает, делает нас сильнее. И злее, подлее, равнодушней. Лучше бы убило.

Ведь душа - не орган! Но как сильно ощущаешь, когда она болит...

Наступает момент, когда понимаешь, что зря пустил кого-то в свою жизнь. Этому человеку ты не нужен, просто ему не с кем было провести время.

Порой очень хочется отключить телефон просто для того, чтобы тебя потеряли, но я боюсь, что когда я включу его обратно, я пойму, что меня никто и не искал.

Я тебя… никому не отдам!» - величайшая в мире ложь! Я не верю… больше словам… И… отдашь! И… предашь! И… уйдёшь!...

Понравилась статья? Поделитесь ей