Контакты

Грустные цитаты до слез. Статус про жизнь до слез


Мне ли судить кого-то, кто был не прав?
Все ошибаются… Могут ли все прощать?
Знаю, для неба прощение, как устав…
Правило Бога – всем тонущим круг подать…

Учим кого-то, ошибки простив себе,
Не понимая, как важно понять других…
Если у нас есть солнечный свет в судьбе,
Это не значит, что так же он был у них…

Кто-то не видел с рождения доброты
И оттого обозлился на белый свет…
Но и в его душе расцветут цветы,
Если тепло дарить и любовь в ответ…

Дядя и святой Златоуст чудесно советует не легко сгибаться с неприятными, которые они находят нам не проклинать. Разве так, говорит он, наша боль станет легче? Мы также не должны смотреть на причины, причины и причины и просить много объяснений всего, что позволяет Божья плоть. Не будем забывать, что эта жизнь - это этап борьбы и борьбы, а другая жизнь - это гордость и вечный покой. В трудностях, несчастьях и болях, чтобы вызвать Божье спасение со всей уверенностью.

Проблема болезни по-прежнему остается актуальной. Многие пациенты в домах, больницах, дорогах. Мы сами больны или наши собственные люди. Сегодня мы, завтра другие и наоборот. Боль бьет все двери, все часы неизбирательные, богатые, бедные, молодые, старые, образованные, необразованные, все. Почему мы болеем и зачем нам больно? Тот же вопрос возвращается в серьезности не только от грехов различных болезней, но и от болезней святых. мы связаны с ним. Память о Боге находится в искреннем покаянии. Те болезни, действительно, приближают нас к Богу, а не отталкивают нас от Него.

Люди ломаются быстро и навсегда,
Только сломавшись, не каждый способен жить…
И неспроста накрывает судьбу беда…
Это урок, чтобы близкими дорожить…

Лечится всё… И гордыни коварный трон,
И равнодушный взгляд, но известно мне:
Тот, кто любви боится, тот обречён…
Тот, кто судил других, согрешил вдвойне…

© Ирина Самарина-Лабиринт

Если боль вызвала у вас симпатию, вы победили. Если болезнь заставила вас вспомнить небо, вы благословлены и благословлены. Если ваша боль очистила ваши глаза, чтобы увидеть вещи и все глубже, тогда вы богато обрели. Если бы ваша святая боль сделала вас, мой брат, более сердечный, более смелый, более спорный и терпимый к глубокому удовлетворению Бога, которого вы пострадали, потому что вы заболели, и вы заработали его так, без боли у вас много завоеваний, но не истинное знание. и боль слез и слез очищения, слезы поливают душистые цветы хитрой, сокрушительной, преданности, благочестия и благословения.


Я вылечусь временем – лучшим из лекарей…
И каждому Бог по заслугам воздаст…
С одной стороны – мне довериться некому,
С другой стороны – хоть никто не предаст.

Теперь я сама себе стала хозяйкою:
Хожу по гостям, где давно не была.
С одной стороны, что разрушилось – жалко мне,
С другой стороны – я уже не могла.

Закрыты все двери и камни все содраны.
Отныне навеки я стала чужой.
С одной стороны, без любви – очень холодно,
С другой стороны – мне спокойней одной…

Нет человека без боли. Однажды он сказал, чтобы рассказать свою боль кому-то, и он этого не понимал, и его другая боль сначала сказала ему, и он был таким большим, что не осмелился сказать сам. Без боли мы были бы более болезненными, более жесткими, более ленивыми, более безразличными и более жестокими. В мире нет человека, который не испытывает боли в своей жизни. Если сегодня это не повредит, завтра это повредит завтра, а не завтра послезавтра. Основным источником боли является грех.

Боль, как говорили, была охранником. Как колокольня пробуждает нас. Если бы мы не пострадали, мы бы никогда не пошли к врачу. Боль подобна сигналу опасности, испускаемому, чтобы спасти нас от худшего. Они относятся как к телу, так и к душе. Таким образом, боль становится «благословением как для тела, так и для души». Боль все еще является профилактической вакциной, чтобы не гордиться. Боль может быть способом вернуться к Богу, боль порождает прекрасное и сострадательное сострадание. боль усиливает нашу любовь к Богу.

Пойду, как сумею, своею дорогою,
Не любят, не помнят, не верят, не ждут…
Я знаю одно: лучше быть одинокою,
Чем ждать, что тебя, как всегда предадут…


Не дуйся, Лап… мы всё сумеем склеить…
Зря ты мордашку скуксила свою…
Таких, как ты, не любят, не жалеют, –
В таких, как ты, влезают как в петлю…

И что с того, что мы скользим по краю?!
И что с того, что всё трещит по швам?!
Что мы с тобой изысканно играем, –
Ты – в верность, я в того, кто пьян ей в хлам…

Наша боль весит, ваяет нас, культивирует нас, нас созревает, нас отличает. Реальный смысл боли в нашей жизни. Наличие боли в нашей жизни может быть только неоспоримым фактом для всех. Древний вопрос, оправданный и ясный, всегда один и тот же. Почему мы боимся? Имеет ли боль в нашей жизни какой-либо смысл? Ответ не кажется таким легким. Только Бог может помочь в этом весьма полезном и полезном понимании.

Страсть означает страсть, падение, порабощение, боль, боль. Самый болезненный и несчастный - страстный человек. Он любит страсти, любит их, безупречен, не дает им страдать, но это страшное и патогенное разделение, в то время как ему даются возможности «избавиться от него» и отвергнуть его. Но его страстный выбор стоил ему. Люди учатся жить скромной, прохладной и расслабленной, монотонной, скучной, неполной, несчастной, плохой, неглубокой, бездействующей жизнью. Живое отрицание и отрицание этого образа жизни - это болезненный опыт.

Болеть подолгу, говорят, опасно,
Мы всем чертям назло ещё вдвоём…
Нам пережить бы – этот глупый насморк,
А остальное мы переживём…


С годами изменяемся немало.
Вот на меня три женщины глядят.
- Ты лучше был,-
одна из них сказала.
Я с ней встречался десять лет назад.
Касаясь гор заснеженного края,
Вдали пылает огненный закат.
- Ты все такой же,- говорит вторая,
Забытая пять лет тому назад.
А третья, рук не размыкая милых,
Мне жарко шепчет, трепета полна:
- Ты хуже был… Скажи, что не любил их…-
Каким я был, не ведает она.

Способность жить подлинной, чистой, невинной, честной и честной жизнью снимается самим человеком. Прискорбно, что человек захвачен и захвачен в этой глупой жизни. Направить неподготовленную жизнь к сопереживанию. Несомненно, главным промоутером является демон, поскольку, по словам святого Григория Паламы, все страсти являются самоходными. Человек, конечно, сам выбирает этот образ жизни. У человека есть способность сопротивляться, сопротивляться страстям, быть освобожденными, но, к сожалению, он часто этого не делает.

Боль, по-видимому, занимает доминирующее положение в жизни. Кикер говорит: Я не тот, кто думает, что мы никогда не должны болеть. Хорошо страдать, и в слезах есть сила, но она не должна страдать без надежды. Есть глубокий смысл, мои братья, в присутствии боли в нашей жизни. Чтобы увидеть это вместе. Боль начинается в Эдемском саду. Абсурдное послушание демону и гордое непослушание Богу - это начало боли в жизни людей. Трагедия входит в мир. Человек сталкивается с Богом. Удобный диалог между Адамом и Богом прерван.

© Расул Гамзатов


Навсегда — слишком честное слово,
Но — заведомо чистая ложь.
И бросаться им проще простого,
Как ни брось, точно в цель попадешь.
"Навсегда" не бывает фальшиво,
Хоть звучит, как заезженный миф,
Произносят его торопливо…
Или с пафосом, громко, навзрыд.
"Навсегда" отбирает надежду
Или дарит возможность любить.
Столкновение с ним неизбежно,
Невозможно его заменить.
Невозможно ему поверить
И до ужаса страшно понять.
Навсегда — беспощадное слово,
Если рядом глагол "потерять".

Раем потерян. Начало работы, печаль, вздох. Его нагота почувствовала Адама после греха непослушания и вкуса зла. Его чувство бесцветности означает восприятие умеренности и уязвимости, отсутствие защиты, понимание боли его освобождения от Бога. Позорные протопласты можно излечить. Но они этого не сделали. почему Они хотели быть оправданными: «следовать своему пути, короче, легче, без Бога». Они оказались в ловушке драматической боли одиночества, безбожного теоза и абсурдного самооценки. он хотел предложить им свою быструю изотию, и поэтому он избил их и убил.


Я верю в красивые души и в искренность глаз…
И в то, что хорошие люди живут среди нас…
И даже когда слишком больно и трудно дышать,
Я верю в добро, эту веру нельзя разрушать…

Меня предавали и часто бросали в беде…
Я это прошла, а предатели… Кто они? Где?
У жизни свой фильтр и отсеет она из судьбы
Всех тех, кто как будто не слышал сердечной мольбы…

Ностальгия потерянного рая создает слезы горькой боли, боль, боль, которая может исцелить грешника. И тогда есть парадокс, противоречивый и оксюморон: Здоровье для болезни! С утверждением боли, не мазохистской, а не пассивной, не фатально, но с определенной верой, с понимание, терпение, как божественное испытанием и педагогикой, а не в качестве наказания, который обрабатывает искупление и спасение. Так рождаются другая боль. Вы любите и страдаете, вы смиритесь, и вы страдаете от боли, опускания и боли.

Но вы разные, сладкие, прибыльные. Это очень кропотливая работа, как и униженным. У вас есть глубокое удовлетворение. Один из способов удовлетворения своего соседа, который и эта агония, он сердит, тяжел, обеспокоен, замучен и застенчив. Боль ломает и совершенствует человека. Боль от других, с горькими словами и темными работами, часто сложнее, чем болезнь и траур. Это болезненный человек, который его неправильно уложил, неправильно понял, уменьшил, издевался над ним, сплетничал, критиковал и оклеветал его.

Я верю, что каждый несёт с появленьем урок,
Чтоб сделать сильнее, когда в сложный час не помог…
А кто-то приходит, чтоб руку свою нам подать,
Поставить на ноги, и верить, а не осуждать…

Я верю, что там вдалеке безразличия нет,
Что в доброй душе улыбается радуги свет…
У этой души и слова, как бесценный родник…
Они разольются, и жизнь поменяют за миг…

Те, кто постоянно критикуют и осуждают всех и везде, без всякой причины и преданности, осуждают их несоответственно, ужасно грешат и накладывают на них большой вес. Мы беспокоим других, но нам также больно. Непрерывная сила в жизни создает сильную враждебность, соперничество и реакцию. Силы, как правило, праздные эгоисты, с чрезмерной внутренней нищетой, пытаясь охватить его силой. Дурак хочет стать великим, делая других маленькими. Великий христианский писатель Достоевский справедливо говорит, что есть люди, которые никогда не совершали преступления и все же хуже преступников.

И кто-то промолвит: «Я верю, что есть доброта»
И будет другим помогать от души, просто так…
Весь мусор обид и озлобленных мыслей мешок
С себя отряхнув, и теперь будет всё хорошо!

Я верю, душа не черствеет с годами, отнюдь…
Доверие там, где любовь… Это главная суть…
И если ты веришь, что счастье бывает в судьбе,
Вселенная, веря в тебя, всё подарит тебе…

Некоторые умирают без жизни. Они лгут быть человеческими, образами Бога. Психическая боль - это крик души за помощью. Он предлагает нам активизировать духовное видение и слух внутри нас. Мы не должны беззаботно обгонять этот призыв и игнорировать сообщение. В качестве одного из нашей боли тела указывает на то, что что-то происходит с нашим телом и результатами в медицинских и связанных с ними испытаний, поэтому мы призваны н расшифровать ярлык психической боли даже изучить соответствующую поддержку, молитвы и духовной помощи опытных.

Очень часто человек, кроме «почему», жалуется, что его боль невыносима и невыносима и что он не в силах противостоять ей. Тем не менее, эта великая боль в конечном итоге выносит и обнаруживает и показывает очень большие вещи, которые показывают качество и целостность нашей жизни. Вера в Господа открывает улицы, где все они были закрыты и непроходимы.

© Ирина Самарина-Лабиринт


Однажды мне сказал отец:
-Для слез есть редкие причины.
Когда идешь ты под венец,
А не уходишь от мужчины.
Когда рождается малыш,
От счастья слез не прячь украдкой.
Ребенка смех в ушах услышь,
Пусть будут слезы эти сладки.
Еще одна причина есть,
Чтоб плакать долго,не смолкая.
Когда в твой дом приходит смерть
И подступает боль немая.
А остальное все фигня,
Не разводи на личке слякоть.
Ты ведь умнее, дочь моя.
Не дай своим глазам заплакать.

В нашей болезни наше земное блаженство размахивает, мы считаем, что у нас нет города, но будущего, которое мы хотим. Боль может быть трамплином для нашего выброса из стерильной посредственности, монотонной стагнации, утомительной духовной ноты, нашего знакомства с нашим истинным я. Будь хорошо знаком с нашими сильными сторонами, потенциалами, выносливостью, пределами, талантами, которые дал нам Бог. Давайте посмотрим на наше скрытое неизвестное измерение - что мы не существуем, чтобы есть и спать - и стать более истинными людьми и христианами.

© Амина Новак


Борис Поплавский

Душа пуста, часы идут назад.
С земли на небо серый снег несется.
Огромные смежаются глаза.
Неведомо откуда смех берется.

Больная птица крыльями закрылась.
Песок в зубах, песок в цветах холодных.
Сухие корешки цветов голодных.

Все будет так, как хочется зиме.

Душа пуста, часы идут назад.
Атлас в томленье нестерпимой лени
Cклоняется на грязные колени.
Как тяжек мир, как тяжело дышать.
Как долго ждать.

Это нелегкое дело для болевых тестов. Он не изгоняется простыми рецептами легкого терпения, но со значительными, живыми и теплыми отношениями с Искупителем, Спасителем, Кросс-реформатским Христом и мощными посольствами великих художников. великие мученики, иеромонахи, свидетели, священники, послушники, праведники, императоры, исповедники. Особенно с воскресными посольствами Пресвятой Богородицы, ласковой матерью всех опечаленных, надеждой преданных, радостью христиан, столько слышал ее Сын, наш Господь Иисус Христос.

Каждый случай боли является личным, особенным, важным для человека, возможно, беспрецедентным, возможно, несравнимым с любой другой меньшей или большей болью. Однако лучшим утешением этих горьких часов является смиренное и теплое молитвенное общение с разносторонним, небесным отцом, который должен услышать и обратиться к болям своих любимых детей. Неразумный восторг, мои братья, - это всякая форма маленького или великого греха. Грех - это, в конечном счете, абсурд. Святой Максим также говорит, что причиной падения протопластов был вкус удовольствия, что давало им боль.


Лев Озеров

Всю жизнь я собираюсь жить.
Вся жизнь проходит в ожиданье,
И лишь в короткие свиданья,
Когда немыслимо решить,
Что значит быть или не быть,
Меж гордым мигом узнаванья
И горьким мигом расставанья -
Живу, а не готовлюсь жить.


Казалось, это все мне только снится,
Но боль меня настигла наяву!
Все говорят: переверни страницу…
Я лучше вырву целую главу.

Духовный закон всегда работает безупречно. Незаконное, абсурдное, эгоистичное удовольствие приводит к печали. Сладость дает горечь, как саранчу, свиную пищу, пищу знаменитой евангельской притчи. Как человек освободится от боли, горечи, которая влияет на него? Ему нужно работать, болеть, бороться, преодолевать боль и быть свободным от боли, которую ему предлагал вкус абсурдного удовольствия, но как это будет? Легко ли? У него будут хорошие результаты? Достойна борьбы и кому скучно? Это будет реализовано через пациента, настойчивую, добросовестную, проверенную и хорошо зарекомендовавшуюся подлинную аскетическую борьбу нашей Церкви.

© Юлия Олефир


Отпустить — тяжело…
Разлюбить тяжело и проститься.
Подстрелили крыло
Моей яркой, взметнувшейся птице.
Разделили судьбу,
Что ж, мы сами во всем виноваты.
Не навяжешь борьбу
Никогда, раз ему не нужна ты…

И не плачется ведь
Слезы высохли голою солью.
Дверь пора запереть
И смириться и свыкнуться с болью.
Расплатились сполна
За запретные чувства и страсти,
Только гложет вина:
За такое нелепое счастье.

Только было ль оно?
Все вопросы всегда без ответа.
Пересохли давно
Все мои родники, перепеты
Даже песни сполна,
Я любила тебя, как чумная,
А теперь — холодна
И иду прямо к аду от рая.

Что же, не вороши.
Боль покроется инеем скоро
И судить, не спеши
Я-то справлюсь, с умением вора
Сохраню эту боль,
Где-то там далеко и на долго…
Ты не веришь в любовь,
Так что мне распыляться нет толку.


А шар земной вращался и вращался…
Мечты, как птицы, вспарывали высь
Сегодня кто-то с кем-то повстречался,
А мы с тобою просто разошлись.

Вот так. Легко. За несколько мгновений
Друг друга отпустили. Не беда?
Но в тот момент от соприкосновений
Мне стало так тепло, как никогда.

Но ты молчал, и я с тобой молчала.
На нас – ни обязательств, ни колец.
Каким же будет новое начало,
Когда такой бессмысленный конец?

Мне кажется, мы - в шаге от рекорда
По глупости. Увы, не по уму…
Мы разошлись легко, красиво, гордо,
Да только вот… зачем? куда? к кому?..

© Златенция Золотова

Бахыт Кенжеев

Говори — словно боль заговаривай,
бормочи без оглядки, терпи.
Индевеет закатное зарево,
и юродивый спит на цепи.

Было солоно, ветрено, молодо.
За рекою казенный завод
крепким запахом хмеля и солода
красноглазую мглу обдает

до сих пор — но ячмень перемелется,
хмель увянет, послушай меня.
Спит святой человек, не шевелится,
несуразные страсти бубня.

Скоро, скоро лучинка отщепится
от подрубленного ствола -
дунет скороговоркой, нелепицей
в занавешенные зеркала,

холодеющий ночью анисовой,
догорающий сорной травой -
все равно говори, переписывай
розоватый узор звуковой…


Мне очень жаль, я разучилась верить людям,
Их по крупицам, по частям в себе сжигая.
Придёт момент, и мы с тобой уже не будем
Любить как раньше, друг о друге забывая.

И что печально, мы с тобой не виноваты,
Природа нас придумала такими.
Мы засыпали, чувствами богаты,
Проснулись разлюбившими, чужими.

Чему присуще по природе возникать,
Тому присуще по природе прекращаться.
Я начинаю постепенно отвыкать,
Чтоб позже хладнокровно попрощаться.


Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

Милые березовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!
Перед этим сонмом уходящим
Я не в силах скрыть своей тоски.

Слишком я любил на этом свете
Все, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь.+5


Понравилась статья? Поделитесь ей